Машинный перевод: ru en kk ky uz az de fr es zh-CN cs sk he ar tr sr hy et tk ?

Деловая Малайзия

Polpred Обзор СМИ. На 15.05.2021 статей 4235, из них 206 материалов в Главном в т.ч. 27 интервью 24 Персон. Экономическая подоплека тесных связей с российским АПК. См. Всего статей с упоминаниями 18923 бета-версия. Как пользоваться.

Платный интернет-доступ, Малайзия 12 месяцев с любого дня, ежедневное пополнение, архив 20 лет, 49 тыс. руб. Подписка.

ОтраслиАвиапром, автопром статей 106 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 15.5.2021 читателями скачано статей 639Агропром 490 / 4757Алкоголь 1 / 6Армия, полиция 376 / 1779Внешэкономсвязи, политика 917 / 4166Госбюджет, налоги, цены 114 / 961Легпром 7 / 19Леспром 32 / 138Медицина 59 / 724Металлургия, горнодобыча 228 / 973Миграция, виза, туризм 168 / 1433Недвижимость, строительство 88 / 796Нефть, газ, уголь 191 / 1341Образование, наука 100 / 435Приватизация, инвестиции 50 / 619Рыба 16 / 127СМИ, ИТ 152 / 612Судостроение, машиностроение 30 / 160Таможня 5 / 31Транспорт 854 / 9140Финансы, банки 87 / 724Химпром 62 / 290Экология 56 / 408Электроэнергетика 43 / 195

Федокруга РФ, страны, территории, регионы
Топ
Алфавит


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Малайзия» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 15.05.2021 размещено 206 важных статей, в т.ч. 24 VIP-автора, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны


Погода:

Точное время:
Куала-Лумпур: 10:42

malaysia.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (261)

Экономика (18) • Автопром (1) • Агропром (23) • Армия, безопасность (1) • Внешняя торговля (47) • Горнодобыча (1) • Деревообработка (1) • Законодательство (6) • Инвестиции (7) • Книги (5) • Космос (2) • Культура (7) • Легпром (6) • Леспром (11) • Медицина (9) • Недвижимость (3) • Нефтегазпром (1) • Образование, наука (41) • Политика (4) • Рыба (3) • Сайты (1) • СМИ (4) • Строительство (1) • Таможня (3) • Транспорт (3) • Туризм, виза (13) • Финансы (10) • Хайтек (9) • Химпром (5) • Экология (6) • Электронные ресурсы (2) • Энергетика (2)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Ежегодники «Деловая Малайзия»

Экономика и связи Малайзии с Россией →

Новости Малайзии

Полный текст |  Краткий текст


Малайзия. Индия. США. Азия > Агропром > oilworld.ru, 15 апреля 2021 > № 3713099

Малайзия в марте увеличила экспорт пальмового масла в Индию

Согласно данным Oil World (Германия), Малайзия в марте т.г. экспортировала 1,18 млн тонн пальмового масла, что на 31,7% превышает показатель в предыдущем месяце и соответствует результату марта прошлого года (1,18 млн тонн).

Как уточняется, страна в отчетном месяце увеличила отгрузки продукта в страны Азии: в Индию – до 230 тыс. тонн по сравнению с 9 тыс. тонн в марте 2020 г., в Иран – до 85 (13) тыс. тонн и в Турцию – до 82 (59) тыс. тонн.

В то же время, сократились отгрузки пальмового масла в Китай до 73 (148) тыс. тонн, а также в ЕС – до 158 (194) тыс. тонн, Саудовскую Аравию – до 16 (40) тыс. тонн и в США - до 10 (50) тыс. тонн.

Всего за І квартал т.г. Малайзия экспортировала 3,02 млн тонн пальмового масла, что на 13,2% уступает показателю в аналогичный период прошлого года (3,48 млн тонн) и на 34,5% - результату января-марта 2019 г. (4,62 млн тонн). Основное снижение отгрузок масла в І квартале т.г. фиксировалось в ЕС – до 363 (524) тыс. тонн, США – до 76 (162) тыс. тонн, Китай – до 270 (482) тыс. тонн, Пакистан – до 127 (285) тыс. тонн и Саудовскую Аравию – до 72 (126) тыс. тонн.

автор: АПК-Информ

Малайзия. Индия. США. Азия > Агропром > oilworld.ru, 15 апреля 2021 > № 3713099


Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 13 апреля 2021 > № 3713074

Малайзия: запасы пальмового масла в марте выросли до максимума за 4 месяца

Эксперты Малазийского совета пальмового масла фиксировали повышение запасов пальмового масла в стране по итогам марта до максимального за последние 4 месяца показателя - 1,45 млн тонн, что на 10,7% выше показателя предыдущего февраля, сообщает Zawya.

Как уточняется, рост запасов продукта обеспечили увеличение его импорта в страну - на 57% в месяц, до 137,3 тыс. тонн, а также рост его внутреннего производства - до 1,42 млн тонн (+28,4% в месяц).

При этом экспорт пальмового масла из Малайзии в марте также вырос - на 31,8% в месяц, до 1,18 млн тонн.

автор: АПК-Информ

Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 13 апреля 2021 > № 3713074


Малайзия. Индонезия. Россия > Агропром > oilworld.ru, 5 апреля 2021 > № 3692090

В прошлом году белковые корма подорожали на 40-60% - Артем Белов

В прошлом году белковые корма подорожали на 40-60%. Об этом в интервью Вести.FM рассказал генеральный директор Союзмолоко Артем Белов, пишет The DairyNews.

- Также очень сильно выросла цена на растительные масла в Малайзии и Индонезии, - добавил эксперт. – Из-за неблагоприятных климатических условий она выросла практически в два раза. Соответственно, под эту цену подтянулись другие производители растительных масел. А к ним, условно говоря, подтянулись и корма.

Артем Белов также отметил, что, если рассуждать глобально, то мы вступили в десятилетие высоких цен.

- У нас литр молока стоит около 60-70 рублей. Это примерно 70-75 евроцентов, - рассказал он. – В Европе молоко стоит около одного евро. То есть молоко у нас дешевле примерно на 25%.

Ранее Артем Белов говорил, что все регуляторные вмешательства государства в молочную отрасль влияют на себестоимость.

автор: DairyNews

Малайзия. Индонезия. Россия > Агропром > oilworld.ru, 5 апреля 2021 > № 3692090


Малайзия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм. Медицина > ria.ru, 26 марта 2021 > № 3674196 Бала Чандран

Бала Чандран: Малайзия уверена в надежности вакцины "Спутник V"

Посол Малайзии в Москве Бала Чандран в своем первом интервью российским СМИ рассказал корреспонденту РИА Новости Светлане Берило о том, будет ли его страна покупать российскую вакцину от коронавируса, когда на малайзийские курорты смогут вернуться туристы из РФ, пообещал скорые новости о военно-техническом сотрудничестве двух стран. Он также сообщил, как в Куала-Лумпуре оценивают ход суда по делу о гибели над Донбассом малайзийского рейса MH-17, и что для Малайзии главное в этом процессе.

– Господин посол, из-за пандемии COVID-19 въезд в Малайзию по-прежнему закрыт для большинства россиян. Есть ли хотя бы примерные сроки, когда Малайзия возобновит въезд для российских туристов?

– Как и в большинстве стран мира, в Малайзии все еще закрыты границы для зарубежных туристов. Но мы расширили список категорий граждан, которые могут въехать на территорию Малайзии во время пандемии. В марте мы разрешили въезд для въезжающих в страну с целью рабочей командировки. Кроме того, мы прорабатываем еще два механизма, которые смогут позволить частично открыть границы Малайзии. Это введение так называемых "travel bubbles" (соглашение между двумя странами, в которых ситуация с распространением пандемии взята под контроль – ред).

И второй – присоединение Малайзии к международной программе Стран Зеленой Зоны. То есть граждане из этих стран смогут въезжать на территорию Малайзии в качестве туристов и наоборот. Сейчас различными способами ведутся меры по расширению потока туристов и возобновлению туристического сектора в целом.

Реализация этих механизмов еще обсуждается представителями сфер здравоохранения и иммиграции. Окончательного официального решения по этому вопросу еще не принято. Постепенно будет расширяться список категорий тех людей, которым будет позволен въезд на территорию Малайзии. Но это все зависит от тех мер, которые будут предприниматься для защиты от пандемии.

– Есть ли планы у Малайзии вводить электронные сертификаты вакцинации?

– Идея введения паспорта или электронного сертификата на данный момент обсуждается на внутреннем уровне страны, но окончательного решения по данному вопросу еще не принято. Малайзия как один из туристических центров, конечно, очень заинтересована в привлечении туристов. И, как многие страны, она обсуждает этот вопрос не только на внутреннем уровне, но и с другими странами. В любом случае, какое бы решение ни было принято по этому вопросу, оно будет направлено на то, чтобы облегчить въезд и пребывание на территории Малайзии для туристов, так как мы очень заинтересованы в возобновлении туристического потока.

– Как Малайзия в целом планирует развивать сотрудничество в туризме с Россией в новых условиях?

– Чтобы помочь развитию туризма из России в Малайзию, мы нацелены увеличить информированность населения о Малайзии и о многочисленных достопримечательностях и туристических объектах в нашей стране. Помимо недостаточной информированности, на сегодняшний день есть еще одно препятствие для развития туризма – недостаточная развитость транспортной доступности между нашими странами, включая отсутствие прямого авиасообщения.

Слоган программы развития туризма в Малайзии звучит как "Малайзия – истинная Азия", этот наш официальный слоган. Он дает понять, что цель – дать россиянам возможность ощутить истинную Азию. То есть мы хотим, чтобы туристы, приехавшие в Малайзию, поняли культуру, традиции, обычаи и разнообразный образ жизни азиатов.

Поехать в Малайзию очень легко. Гражданам Российской Федерации не требуется получать заранее визы для въезда в Малайзию на срок до 30 дней пребывания. Они могут получить визу по прибытию, в аэропорту, и это является преимуществом для поездок из России в Малайзию.

– Премьер-министр Малайзии сообщил в январе, что Куала-Лумпур ведет переговоры по поставкам российской вакцины "Спутник V". На какой стадии они сейчас? Будет ли Малайзия закупать эту вакцину? Если да, то о каком количестве может идти речь?

– Вы правы, правительство Малайзии уже публично объявило о своем намерении закупить 12,8 миллиона доз вакцины "Спутник V" для своего населения. Это огромное количество для страны. Такого объема будет достаточно для вакцинирования 20% нашего населения. Это отражает уверенность Малайзии в надежности российской вакцины.

Закупки вакцины ведутся на уровне бизнеса – между деловыми компаниями из Малайзии и России, на уровне B2B. В настоящее время между сторонами заключен меморандум о взаимопонимании о закупке 6,4 миллиона доз, ведутся переговоры еще об одном меморандуме – на такое же количество доз. В совокупности это составит 12,8 миллиона доз. Переговоры ведутся между частными компаниями, и сейчас обсуждаются логистические и транспортные вопросы. Кроме того, сейчас обсуждается и возможность проведения научно-исследовательских работ и производства этой вакцины в Малайзии.

– Есть ли уже ясность, когда могут состояться закупки?

– Сделка по первому меморандуму уже заключена, он подписан. Закупка второй партии в активной стадии обсуждения.

Подчеркну, что малазийская сторона заявила о желании закупить вакцину и получила согласие российской стороны продать эту вакцину. Это главное. Реализация проекта происходит между компаниями, но я уверен, что поставки произойдут в ближайшее время.

–В России традиционно обучаются студенты из Малайзии. Планирует ли Куала-Лумпур по мере улучшения эпидемиологической обстановки в мире увеличивать количество своих студентов в РФ? Какие сферы образования в России наиболее привлекательны для студентов из Малайзии?

– Первая группа малазийских студентов приехала на обучение в Россию в 1994 году. И на сегодняшний день около 50 тысяч граждан Малайзии окончили российские вузы. В Малайзии российские университеты славятся своим высоким уровнем образования. Наши студенты чаще всего для обучения в России делают выбор в пользу медицинской сферы, также популярными направлениями являются авиация, инженерия. Эти три направления – самые востребованные у малазийских студентов в Российской Федерации.

Конечно, в связи с пандемией количество студентов из Малайзии, зачисленных в российские вузы, значительно упало. Но я лично не вижу никаких препятствий для того, чтобы после победы над пандемией эта цифра выросла опять. Сейчас самым сложным вопросом в связи с пандемией для малазийских студентов является то, что они не могут вернуться в Россию и продолжить свое обучение. Российские границы для большинства иностранных граждан все еще закрыты, и поэтому малазийские студенты, которые уехали в Малайзию до закрытия границ, до сих пор не имеют возможности вернуться на учебу в очном формате. Ведь очные занятия уже возобновлены, а у них нет возможности приехать. Это несправедливо по отношению к ним. Считаю, что данный вопрос должен решаться на уровне университетов, в которых обучаются малазийские студенты. Университеты должны принять во внимание тяжелое положение, в котором оказались малазийские студенты, и обсудить его с российскими властями.

– А вы как представитель малазийской стороны планируете обратиться к российским властям для решения этого вопроса?

– Конечно. Мы постоянно на связи с органами российской власти по этому вопросу, в частности, с министерством иностранных дел России. МИД РФ всегда оказывает нам содействие, у нас хорошие взаимоотношения, но данный вопрос должно решать, в первую очередь, руководство университетов, так как наши студенты являются клиентами этих вузов.

– Ранее Россельхознадзор сообщил, что проводит работу по возможности начала поставок российской мясной продукции в Малайзию. Есть ли уже результаты? Заинтересована ли в этом Малайзия?

– Вы затронули вопрос, который касается доступа к продовольственному рынку. Это один из важнейших вопросов, который обсуждается совместной комиссией Малайзии и Российской Федерации. У наших сторон есть механизм – Совместная двусторонняя комиссия по экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству. В ее рамках были подняты вопросы о поставках российской мясной продукции.

Я считаю, что у России и Малайзии есть возможность расширить список товаров для торговли между сторонами. Мы открыты для рассмотрения возможности закупок российского мяса и других продовольственных товаров. И со своей стороны мы можем предложить Российской Федерации сельскохозяйственную продукцию по конкурентоспособным ценам.

– Есть ли уже понимание, когда могут начаться такие поставки?

– Как я сказал, продолжаются переговоры. Как власти мы инициируем обсуждение таких вопросов. А в дальнейшем реализация этих проектов лежит на компаниях, они должны выработать механизмы реализации этих инициатив.

Я не могу сказать, когда точно начнутся поставки, но я уверен, что компаниям удастся заключить договоры вскоре, потому что у нас есть большой потенциал для расширения торгового сотрудничества между нашими странами и увеличения групп товаров для взаимной торговли.

Последнее заседание совместной комиссии проходило в Российской Федерации в октябре 2019 года. Теперь очередь Малайзии председательствовать в данной комиссии. Встреча должна была пройти в Малайзии в 2020 году, но ее сроки из-за пандемии были перенесены.

– А планирует ли Малайзия наращивать поставки пальмового масла в Россию?

– Что касается поставок пальмового масла, переговоры по этому вопросу тоже ведутся. Мы считаем, что Россия могла бы импортировать больше продуктов из пальмового масла из Малайзии, причем не только для продовольственного рынка. Мы хотели бы также поставлять на российский рынок непродовольственные товары из пальмового масла. Именно в этой связи мы видим большой потенциал для расширения импорта из Малайзии.

В рамках упомянутой совместной комиссии, кроме расширения взаимодействия в сельском хозяйстве, мы обсуждаем целый ряд вопросов для укрепления сотрудничества между нашими странами. Помимо прочего, мы очень заинтересованы в привлечении российских инвестиций в инновационные сектора нашей экономики, такие как информационная безопасность, информационно-коммуникационные технологии, авиация, космические технологии. То есть данная комиссия дает нам инструменты для укрепления двустороннего сотрудничества между нашими странами в самых различных областях, в том числе в сельском хозяйстве и в других областях.

– Может ли пройти заседание комиссии в этом году?

– Я оптимистично смотрю на возможность проведения заседания в этом году. В этом году Малайзия является принимающей стороной, заседание комиссии должно пройти в нашей стране. Очень надеемся, что ситуация с пандемией позволит провести ее.

– Товарооборот России с Малайзией в 2020 году уменьшился на 9,56% по сравнению с 2019 годом. При этом доля экспорта российского топлива и нефтепродуктов продолжает сокращаться. Как, по вашему мнению, ситуация будет развиваться в 2021 году?

– Улучшение товарооборота и взаимодействие в бизнес-сфере – это один из ключевых вопросов при обсуждении двусторонних взаимодействий между нашими странами. Как вы понимаете, из-за ситуации с пандемией в 2020 году торговый оборот между нашими странами был на не очень хорошем уровне, но мы надеемся, что с улучшением ситуации это может быть возобновлено и даже улучшено.

Есть огромные возможности для расширения двусторонней торговли между нашими странами в различных областях экономики, промышленности, включая научные и технологические области.

Хотя мы все понимаем причину, по которой оборот между нашими странами был очень маленький, здесь не о чем беспокоиться, потому что в такой ситуации оказались не только российско-малазийские отношения, это коснулось и всего мира.

Самое важное, что существует огромное поле возможностей для возобновления и расширения торговых отношений между нашими странами. И мы в данной ситуации должны наилучшим образом воспользоваться этими возможностями. Как только будут облегчены карантинные меры, мы сможем установить значительные торговые отношения между нашими сторонами.

– Малайзия – один из ведущих партнеров России в военно-техническом сотрудничестве в Юго-Восточной Азии. Будут ли встречи по этой сфере? Ведутся ли переговоры о поставках Куала-Лумпуру военной продукции РФ?

– Взаимодействие в военно-технической области между нашими странами является одним из основных направлений, которое двигало развитие взаимоотношений между нашими странами уже очень длительное время. Малазийские вооруженные силы имеют очень хорошие рабочие контакты и взаимодействие с коллегами в Российской Федерации. На уровне наших правительств есть межправительственная комиссия по военно-техническому сотрудничеству. И я рад, что эксперты как с нашей стороны, так и с российской ведут активные переговоры об укреплении взаимодействия в этой сфере.

У нас также есть долгосрочные договоры между нашими странами о закупке и военно-техническом обслуживании оборудования из РФ. Могу сказать, что в настоящее время стороны также ведут переговоры в этой сфере. Надеюсь, что в ближайшее время мы увидим некоторое развитие и улучшение в этой области. Думаю, в ближайшее время мы услышим некоторые новости по этому поводу.

В июле в России пройдет авиационное шоу МАКС, очень известное как в России, так и за ее пределами. В этом году в шоу примет участие команда из Малайзии. Это подчеркивает то, насколько активно наше сотрудничество в данной сфере.

– Заседание комиссии по ВТС тоже планируется в этом году?

– Да, планируется в этом году, и я очень надеюсь, что оно состоится. Это должно пройти в Малайзии. Мы выражаем надежду на то, что ситуация с пандемией позволит провести это заседание. Но то, что комиссия не проводится, не означает, что наши представители не взаимодействуют друг с другом. Надеемся, что при личной встрече будет больше возможностей для обсуждения более широкого круга вопросов и соглашений между нами.

– Как Куала-Лумпур оценивает судебный процесс, проходящий в Нидерландах по делу о гибели малайзийского Boeing рейса MH17? Ранее проходила информация, что Малайзия выделяет на этот суд более 5,7 миллиона долларов…

– Сумма в 5,7 миллиона долларов, о которой вы сказали, – это весь бюджет на 2021 год, который был выделен правительством Малайзии на судебные издержки по данному вопросу. Все еще ведется расследование. Не будем вдаваться в подробности данного расследования, так как оно еще не окончено.

Но я могу сказать, что для нас два вопроса очень важны: первый – то, что правда должна быть освещена, нужно добиться истины по данному вопросу. И должны быть привлечены к ответственности те, кто виновен в данной трагедии, это один из самых важных ключевых моментов в этой трагедии для нас.

Таким же важным для нас вопросом является то, что мы должны отдать должное погибшим и их семьям, данное дело должно быть закрыто для них тоже. Так как нет еще никакого решения по данному вопросу, эта трагедия для них тоже не заканчивается. Для нас важным является то, чтобы мы относились наилучшим образом к чувствам их семей, близких и родных.

– Все ли устраивает Малайзию в том, как идет процесс?

– Расследование еще не закончено, мы будем оценивать его по результатам – когда будет вынесено решение.

Малайзия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм. Медицина > ria.ru, 26 марта 2021 > № 3674196 Бала Чандран


Малайзия. Евросоюз > Агропром. Нефть, газ, уголь. Экология > oilworld.ru, 25 марта 2021 > № 3676385

Малайзия в т.г. может сократить экспорт биодизеля

По информации Ассоциации биодизеля Малайзии (МВА), в т.г. страна может сократить экспорт биодизеля до минимального показателя, начиная с 2017 г., по причине действующих в ЕС ограничений на поставку продукта, сообщает Reuters.

Как уточняется, экспорт биотоплива из Малайзии в 2021 г. может снизиться до 350 тыс. тонн по сравнению с 378,5 тыс. тонн, отгруженными годом ранее. При этом снижение данного показателя продолжается с 2019 г., после того как Евросоюз принял директиву по возобновляемым источникам энергии Delegated RED II Act, планируя сократить потребление пальмового масла для производства моторного топлива из-за проблемы гибели лесов в странах-производителях.

Напомним, что ЕС является основным импортером малазийского биодизеля с долей 80% от общего объема отгрузок продукта из Малайзии.

автор: АПК-Информ

Малайзия. Евросоюз > Агропром. Нефть, газ, уголь. Экология > oilworld.ru, 25 марта 2021 > № 3676385


Малайзия > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены > metalbulletin.ru, 23 марта 2021 > № 3677863

Малайзия вводит 15% экспортные пошлины на черный лом

Как сообщает агентство Platts, правительство Малайзии должно ввести 15% пошлину на экспорт лома черных металлов, о чем оно сообщило в официальном бюллетене от 19 марта. При этом, местные источники приветствовали этот шаг как способ защиты внутреннего рынка стали с избыточными производственными мощностями.

Экспортная пошлина будет распространяться на лом черных металлов с кодами HS 7204.10.0000, 7204.29.0000, 7204.30.0000, 7204.41.0000 и 7204.49.0000 и будет действовать с 25 марта.

До объявления экспорт лома черных металлов из Малайзии не облагался пошлинами.

«Малайзия, в конечном счете, является нетто-импортером лома. Ранее местная генерация могла удовлетворить лишь около 30% местных потребностей, и это было еще до того, как Alliance Steel появилась на рынке», - сказал местный производитель стали.

«Экспортная пошлина должна быть введена для предотвращения экспорта необходимых объемов».

По данным статистического управления страны, в 2020 году Малайзия экспортировала 454 798 тонн лома черных металлов, что на 14% больше, чем в предыдущем году. Для сравнения, в 2013–2015 годах средний постоянный годовой объем экспорта составлял всего 50 000 тонн. Экспорт начал расти в 2016 году после того, как страна отменила предыдущую экспортную пошлину в размере 10%.

Малайзия > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены > metalbulletin.ru, 23 марта 2021 > № 3677863


Малайзия. Евросоюз. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 9 марта 2021 > № 3674865

Что происходит на мировом рынке пальмового масла

За последнее время мировой рынок пальмового масла превратился в один из самых быстрорастущих, объемы мирового производства и потребления последовательно увеличиваются с каждым годом. Однако коронавирус повлиял на развитие индустрии и привел к снижению спроса. Что будет с рынком в 2021 году, как изменится цена и какие факторы будут влиять на площадку в большей степени.

Что происходит на рынке

Уровень производства пальмового масла продолжал последовательно расти на протяжении последних 10 лет, что связано с увеличением спроса на продукцию на его основе. За последнее время объемы выпуска снижались дважды - в 2016 и 2020 годах. В 2016 году объемы производства упали на фоне влияния климатического явления El Niño - колебания температуры поверхностного слоя воды в экваториальной части Тихого океана.

По итогам 2020 года индустрия зафиксировала снижение - с 76,67 до 73,66 млн тонн. Основной причиной уменьшения объемов эксперты назвали влияние пандемии коронавируса. “На объемах производства сказалось сокращение численности рабочих, занятых в уборке урожая, а также снижение спроса на фоне введенных карантинных мер в странах и практически полная остановка индустрии туризма и общественного питания, однако уже в 2021 году производство восстановится до 76,8 млн тонн”, - прокомментировал ситуацию исполнительный директор Малазийского совета по пальмовому маслу MPOC Файзал Икбал в ходе онлайн вебинара “Пальмовое масло: ценовые тренды 2021. Ожидания и тенденции рынка”.

Уровень спроса на пальмовое масло в 2020 году показал аналогичные производству тенденции. Объем закупок основными странами-импортерами снизился с 55,4 до 51 млн тонн. Ключевые импортеры пальмового масла сосредоточены в следующих регионах: Индия, ЕС, Китай, Африка и Юго-Восточная Азия.

Цены на пальмовое масло в 2020 году показали серьезное снижение во втором квартале на фоне введения карантинных мер и ограничений в ряде индустрий. Наиболее низкие значения - $512 за тонну - были зафиксированы в мае, что более чем на 40% ниже показателей, отмеченных в другие даты в течение года. Позднее ценовая ситуация восстановилась. “Цена выросла в два раза с мая 2020 года до декабря 2020 и продолжит расти на фоне восстановления производства и импорта ключевых растительных масел”, - сообщил управляющий директор Alami Group Ахмед Алами. В 2021 году эксперт прогнозирует средний показатель в $800 за тонну пальмового масла.

Прогнозы на будущее

По прогнозам MPOC, в 2021 году уровень производства пальмового масла в Малайзии составит 19,6 млн тонн, в Индонезии - 45 млн тонн. Экспорт из Малайзии достигнет отметки в 4,44 млн тонн с приростом в 400 тыс. тонн. Отгрузки из Индонезии, напротив, снизятся на 10% из-за пересмотренной государственной политики по пошлинам.

Основной импортер пальмового масла - Индия - снизила объем закупок в 2020 году на 24% до 7,51 млн тонн. В первой половине 2021 году объемы закупок индустрии прогнозируется на отметке 7 млн тонн. В значительной мере давление на индустрию в стране будет оказывать конкурирующий сектор растительных масел. На фоне благоприятных погодных условий производство других растительных масел в Индии значительно выросло.

Серьезный прирост закупок будет зафиксирован в Китае, прогнозируют эксперты. “Сектор общественного питания серьезно пострадал в первом квартале 2020 года, поэтому по показателю год к году мы увидим серьезный прирост в 2021 году”, - прокомментировал исполнительный директор Малазийского совета по пальмовому маслу MPOC Файзал Икбал. Точками роста для производителей в Китае станет сектор снеков, замороженных продуктов, лапши, спрос на которые растет с каждым годом.

Импорт пальмового масла ЕС в первой половине 2021 года ожидается на уровне 4 млн тонн. Эксперты ждут снижение объемов закупок в Европе на фоне вводимых ограничений на его использование в пищевой промышленности и ужесточения требований к пищевым ингредиентам. В то же время небольшое сокращение доступности рапсового масла на европейском рынке позволит производителям пальмового сырья сохранять конкурентное преимущество еще некоторое время.

Значительную поддержку мировой индустрии пальмового масла оказывают государства, устанавливающие требования на использование биодизеля - жидкого моторного биотоплива, источников сырья для которого служат различные растительные масла, в том числе и пальмовое. Так, в Индонезии, по прогнозам экспертов, только на производства топлива в новом году уйдет до 8 млн тонн пальмового масла.

До 2025 года спрос на все виды растительных масел будет расти и значительно превышать объемы производства на фоне восстановления экономики и увеличения численности населения, прогнозирует управляющий директор Alami Group Ахмед Алами. Кроме того, дополнительный импульс сектору будет обеспечивать увеличение рынка биотоплива, восстановление сектора общественного питания и туризма, а также рост спроса на корма и кормовые добавки, уверен эксперт.

На ценовые показатели продолжат оказывать влияние многие факторы, в том числе стоимость транспортировки, которая только за прошлый году выросла на более чем 200%. На этом фоне цены продолжат расти, и многие импортеры, в том числе в ЮгоВосточной Азии и Африке, могут начать переключаться на другие более дешевые растительные альтернативы.

автор: Milknews

Малайзия. Евросоюз. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 9 марта 2021 > № 3674865


Малайзия > Транспорт > forbes.ru, 6 марта 2021 > № 3657166

Малайзийская AirAsia решила запустить бизнес летающего такси в 2022 году

Ринат Таиров

редактор новостей

Малайзийская бюджетная компания AirAsia планирует запустить летающее такси уже в следующем году. По оценке гендиректора, на это перевозчику надо еще 1,5 года. В машине будет не меньше четырех мест, а летать она будет как квадрокоптер

Малайзийская бюджетная авиакомпания AirAsia намерена запустить летающее такси как новое направление бизнеса в 2022 году, заявил сооснователь и гендиректор владеющей перевозчиком группы AirAsia Group Berhad Тони Фернандес, его цитирует Bloomberg. По оценке Фернандеса, запустить новый сервис получится примерно через полтора года. В летающих машинах будет не меньше четырех мест, они будут работать как квадрокоптер, сообщил гендиректор компании.

Подробности планируемого сервиса Фернандес не назвал, равно как и объем затрат на запуск нового бизнеса и стоимость перевозок. Кто станет поставщиком летающих машин для сервиса, Фернандес тоже не уточнил.

AirAsia еще в прошлом году начала развивать цифровые сервисы: запустила «суперприложение», в котором объединила услуги для путешествий, шопинга, логистики, а также финансовые услуги, отметил Bloomberg. По словам Фернандеса, кризис в авиаотрасли компания восприняла как «шанс изменить бизнес и заново посмотреть на вещи, который выпадает раз в жизни». В апреле 2020 года AirAsia намерена запустить собственные сервисы заказа наземного такси. Помимо этого, компания хочет создать сервис доставки дронами. Для этого она заключила соглашение с государственным агентством Malaysian Global Innovation and Creativity Centre.

На традиционный бизнес своей компании Фернандес тоже смотрит с оптимизмом. Он рассчитывает, что по мере вакцинации от коронавируса авиаперевозки будут восстанавливаться. Топ-менеджер считает, что поездки внутри Малайзии возобновятся в ближайшие две-три недели, а международные начнут осуществлять в июле или августе.

В 2020 году AirAsia предложила клиентам «безлимитные билеты», по которым люди могли путешествовать сколько им захочется на протяжении нескольких месяцев. Гендиректор авиакомпании Карен Чан говорила, что удалось продать свыше 200 000 таких билетов, каждый стоил примерно по $100.

Прототипы летающих автомобилей и такси разрабатывают несколько компаний в разных странах. Airbus провела первые полномасштабные испытания своего самолета-такси Alpha One в феврале 2018 года. Немецкий стартап Lilium создал свой прототип, у которого 36 электродвигателей. В 2018-м прототип летающего автомобиля показал Rolls-Royce, в 2019-м — немецкий стартап Volocopter.

Малайзия > Транспорт > forbes.ru, 6 марта 2021 > № 3657166


Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 3 марта 2021 > № 3672697

В 2021 году производство CPO пальмового масла в Малайзии увеличится на 500 тыс. тонн

Малазийское производство CPO пальмового масла в 2021 году может увеличиться на 500 000 тонн и достигнуть уровня в 19,6 млн тонн. Об этом в ходе онлайн-вебинара Малазийского Совета производителей пальмового масла (MPOC) сообщил Фейсал Икбал, заместитель директора совета.

При этом экспорт CPO пальмового масла, по прогнозам, увеличится до 4,8 млн. тонн, оставив около 14,8 млн т для внутренней переработки. Это, скорее всего, приведет к дефициту предложения масла в размере не менее 500 000 тонн, и его придется покрывать за счет импорта, сообщил эксперт.

«Этот сценарий спроса и предложения, скорее всего, создаст низкие месячные конечные запасы на большую часть 2021 года, причем низкие месячные запасы будут иметь тенденцию к снижению ниже 1,5 млн тонн», - отметил эксперт. Это ведет к тому, что цены на сухое пальмовое масло будут поддерживаться большую часть 2021 года.

автор: DairyNews

Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 3 марта 2021 > № 3672697


Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 25 февраля 2021 > № 3672636

Запасы пальмового масла в Малайзии в течение 2021 года будут низкими

Согласно прогнозу Малазийского совета производителей пальмового масла (MPOC), ежемесячный объем запасов пальмового масла в Малайзии до конца 2021 г. будет оставаться на достаточно низком уровне – не более 1,5 млн тонн, сообщает Reuters.

Как уточняется, несмотря на ожидаемый рост производства пальмового масла в Малайзии в т.г., по итогам года конечные запасы продукта будут находиться на достаточно низком уровне из-за активизации темпов экспорта из страны. В частности, по прогнозам MPOC, производство сырого пальмового масла в Малайзии в 2021 г. вырастет до 19,6 млн тонн в сравнении с 19,1 млн тонн в прошедшем году, тогда как экспорт продукта за год может увеличиться на 10% - до 4,8 млн тонн.

«Кроме того, среднегодовой объем потребления сырого пальмового масла нефтеперерабатывающей отрасли Малайзии составляет 15,5-15,6 млн тонн. Таким образом, в Малайзии ожидается дефицит сырого пальмового масла для внутреннего потребления, который будет покрываться за счет импорта», - уточняют в MPOC.

Также эксперты MPOC прогнозируют, что производство сырого пальмового масла во втором крупнейшем мировом производителе продукта – Индонезии - в 2021 г. вырастет до 45 млн тонн с 42,3 млн тонн в 2020 г., однако его экспорт снизится (на 10%) на фоне ввода правительством страны новой системы налогообложения, что делает продукцию из Малайзии более привлекательной на мировом рынке.

автор: АПК-Информ

Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 25 февраля 2021 > № 3672636


Малайзия > Медицина > inosmi.ru, 25 февраля 2021 > № 3651039

Project Syndicate (США): три особенности вакцинации в 2021 году

Успешная реализация планов вакцинации будет трудной задачей для любой страны, уверен автор — эксперт по вопросам глобального здравоохранения. Он подробно описывает риски, связанные с задержками в производстве вакцин и их поставках, а также с неравенством и геополитикой. Но оптимизма не теряет.

Сви Кхенг Хор (Swee Kheng Khor)? Project Syndicate, США

Куала-Лумпур — Вакцинация мира от сovid-19 — это один из важнейших в истории человечества проект мобилизации в мирное время. Многие страны разработали амбициозные и политически деликатные планы вакцинации с тщательно продуманной последовательностью, но их успешная реализация будет трудной задачей. Для успеха власти должны учесть три реалистичных допущения в своих планах вакцинации на 2021-й и последующие годы.

Во-первых, задержки неизбежны. Прошло уже больше двух месяцев с тех пор, как 8 декабря 2020 года была сделана первая в мире прививка от сovid-19, и сегодня во многих странах тают надежды на быстрое проведение вакцинации. Задержки в производстве уже вынудили Евросоюз грозить судебными исками и введением экспортных ограничений. Есть целый ряд причин ожидать новых задержек.

Начать с того, что в производстве вакцин имеются огромные трудности. Компаниям приходится наращивать мощности или перепрофилировать свои заводы для производства миллиардов доз вакцины ежегодно. Между тем необходимые производственные цепочки ещё только создаются, и при этом уже оказались перегружены. Например, в вакцинах Pfizer/BioNTech и CureVac используются липидные наночастицы, которые выпускает один и тот же поставщик.

Кроме того, расширение производственных мощностей путём передачи технологий (например, от AstraZeneca таиландской компании Siam Biosciences) натыкается на правовые и технические препятствия. Если новые штаммы коронавируса снизят эффективность существующих вакцин, тогда вертикальная интеграция всего процесса — от исследований до производства — возможно позволила бы реагировать быстрее и гибче.

К задержкам могут привести и другие правовые и регуляторные препятствия. Многие страны подписали с производителями вакцин двусторонние соглашения об авансовых закупках. Большинство из них зависят от одобрения вакцины регуляторами и предполагают поэтапную поставку, а также наличие возвращаемого депозита. Но добиться выполнения подобных соглашений может быть трудно, поэтому международное право необходимо быстро адаптировать для повышения эффективности системы урегулирования споров.

В Великобритании регулятор первым одобрил вакцину Pfizer/BioNTech, потому что он получал доступ к данным клинических испытаний на ранних этапах. Такую возможность необходимо предоставлять и другим регуляторам, вне зависимости от размера рынка или богатства страны. Не исключено, что потребуется новый процесс одобрения вариантов вакцин, создаваемых для борьбы с новыми штаммами коронавируса. Моделью здесь может послужить метод ускоренного одобрения сезонных версий вакцин от гриппа.

Программа вакцинации всего населения от сovid-19 создаёт также огромные логистические проблемы и потребует совместных усилий всего общества. Правительствам, возможно, придётся создавать пункты вакцинации, работающие круглосуточно или позволяющие сделать прививку, не выходя из автомобиля (drive-through); такие пункты должны быть обеспечены надлежащей холодовой цепью; надёжная система отчётности об осложнениях должна сопутствовать адекватной системе возмещения ущерба. Не исключены случаи расточительства, саботажа, агрессивного сопротивления прививкам. Тем не менее, государства могут справиться с этими потенциальными проблемами, занимаясь тщательным планированием и учась друг и друга.

Второе допущение: вакцины от сovid-19 усугубят глобальное неравенство в 2021 году. За исключением Турции все страны ОЭСР закупили больше доз вакцин, чем требуется их населению. Например, у Канады достаточно доз, чтобы вакцинировать всё население страны почти шесть раз. Подобный «вакцинный апартеид», как выразился исполнительный директор Объединённой программы ООН по ВИЧ/СПИД (ЮНЭЙДС) Винни Бьянима, означает, что богатые страны смогут добиться широкого охвата вакцинацией и быстрее восстановят экономику, оставив бедные страны далеко позади.

Программа вакцинации от сovid-19 может также усугубить неравенство внутри стран, подобно самой пандемии, которая непропорционально сильно затронула этнические меньшинства, женщин, иммигрантов и бедноту. Всемирная организация здравоохранения рекомендует в первую очередь вакцинировать медицинских работников и пожилых людей, но ряд экспертов выступают за предоставление приоритета этническим меньшинствам или бедным слоям населения. Маргинализация коренных народов, мигрантов и беженцев может усилиться.

Тем временем богатая элита имеет возможность сделать прививку раньше, благодаря частному сектору, чёрному рынку и «прививочному туризму». Крупный бизнес может закупать вакцины для сотрудников или требовать предоставления им приоритета как «работникам системы жизнеобеспечения». Именно также уже поступают Amazon и Uber. К дискриминации могут привести и «паспорта вакцинации», если они появятся.

Для устранения риска роста неравенства потребуется многоуровневый подход. Генеральная ассамблея ООН и Совет Безопасности должны активней управлять глобальным общественным благом, а администрации президента США Джо Байдена следует демонстрировать продуманное, инклюзивное глобальное лидерство. Правительства должны продолжать оказывать финансовую и политическую поддержку, в которой нуждается механизм «Глобального доступа к вакцине от сovid-19» (COVAX), чтобы вакцины стали доступными везде в мире. В «Универсальный периодический обзор», который проводит Совет ООН по правам человека во всех странах, можно было бы включить оценку последствий пандемии на уровне стран, а также соблюдение равенства в вакцинации. Тем временем граждане, группы гражданского общества и пресса должны сохранять бдительность с целью не допустить несправедливого распределения вакцин.

Наконец, власти должны исходить из того, что решения о закупках могут стать прокси-элементом американо-китайского соперничества. Геополитика уже влияет на госзакупки. Примером этого стало решение некоторых стран Запада запретить китайской телекоммуникационной компании Huawei поставлять оборудование для их сетей 5G. В случае с вакцинами геополитика может влиять на критерии принятия решений, в том числе касающиеся данных, качества, доступности, ценности и издержек.

Вакцины могут стать элементом американо-китайского соперничества в установлении мировых стандартов, которое уже охватило такие сферы, как искусственный интеллект, умные города и литиевые аккумуляторы. Для вакцин от сovid-19 может потребоваться установление новых стандартов методов исследований, конечных точек в клинических испытаниях, клинических результатов и производства. Во время Холодной войны США и СССР участвовали в космической гонке и гонке вооружений, и точно так же Америка и Китай могут вступить в вакцинную гонку с целью повысить свой научный престиж и мягкую силу, добиться права на определение стандартов, наконец, получить финансовое вознаграждение.

Конкуренция хороша, когда она предоставляет странам выбор между дешёвыми, передовыми вакцинами. Но она может стать отвратительной, если супердержавы будут использовать поставки вакцин, ценообразование или патенты в качестве оружия или же сделают их разменной монетой в «вакцинной дипломатии».

Если это случится (если выбор вакцин будет равнозначен выбору той или иной стороны), тогда страны малого и среднего размера могут предпочесть стратегию хеджирования или формирования «вакцинного портфеля». Именно так уже действуют Австралия, Малайзия и Сингапур. Однако такой подход всё равно не избавляет страны от угрозы попасть в тиски, если им придётся выбирать, у какой из сторон будет больше вес в «портфеле» — у США или Китая. Чтобы избежать этих тисков, такие страны могли бы воспользоваться международными механизмами, подобными COVAX, или же они могли бы объединить усилия для организации общих закупок, используя в качестве модели «Револьверный фонд» Панамериканской организации здравоохранения или инициативы ЮНИСЕФ, направленные на поддержку закупок вакцин.

Вакцины от сovid-19 дают долгожданный проблеск надежды после мрачного первого года пандемии. Но чтобы эта надежда привела к эффективным действиям, власти должны проявлять находчивость, смягчая риски, связанные с задержками, неравенством и геополитикой.

Сви Кхенг Хор — малайзийский врач, специализирующийся на политике здравоохранения и глобальном здравоохранении. Стипендиат Чатем-Хауса, Университета Организации Объединенных Наций и Института стратегических и международных исследований (ISIS) Малайзии.

Малайзия > Медицина > inosmi.ru, 25 февраля 2021 > № 3651039


Малайзия > Агропром. Таможня > oilworld.ru, 18 февраля 2021 > № 3672198

Малайзия до конца марта продлила экспортную пошлину на пальмовое масло

Правительство Малайзия приняло решение о продлении до конца марта действующей в стране экспортной пошлины на пальмовое масло в размере 8%, сообщает Today Online.

Также сообщается, что, по данным МРОВ, референтная цена на продукт в марте установлена на уровне 3977 ринггитов/т.

Напомним, что в случае, когда референтная цена на пальмовое масло превышает 3450 ринггитов/т, правительство Малайзии устанавливает пошлину на экспорт продукта на уровне 8% (максимально возможный), а при диапазоне цен 2250-2400 ринггитов/т пошлина составляет 3%.

автор: АПК-Информ

Малайзия > Агропром. Таможня > oilworld.ru, 18 февраля 2021 > № 3672198


Малайзия. Евросоюз. Индия > Агропром > oilworld.ru, 17 февраля 2021 > № 3672172

Малайзия в первой половине февраля увеличила экспорт пальмового масла более чем на 25%

Согласно данным экспертов Intertek Testing Services, Малайзия в первой половине февраля увеличила экспорт пальмового масла всех типов до 530,54 тыс. тонн, что на 27,4% выше показателя в аналогичный период предыдущего месяца, сообщает Reuters.

Как уточняется, в период 1-15 февраля возросла отгрузка на внешние рынки сырого пальмового масла – до 98,72 тыс. тонн против 87,82 тыс. тонн в январе, а также олеина – до 150,35 (114,3) тыс. тонн и пальмоядрового масла – до 19,5 (17,48) тыс. тонн. В то же время Малайзия несколько сократила экспорт рафинированного масла – до 31,72 (35,97) тыс. тонн и стеарина – до 33,33 (38,72) тыс. тонн.

При этом основные импортеры в первой половине текущего месяца увеличили закупку пальмового масла: ЕС импортировал 153,78 (134,59) тыс. тонн, Китай – 70,26 (53,05) тыс. тонн, Индия – 71,67 (56,19) тыс. тонн.

автор: АПК-Информ

Малайзия. Евросоюз. Индия > Агропром > oilworld.ru, 17 февраля 2021 > № 3672172


Малайзия > Миграция, виза, туризм > indostan.ru, 16 февраля 2021 > № 3679082

Малайзия намерена открыться для туристов летом

Портал Profi.Travel со ссылкой на сообщение московского офиса Tourism Malaysia пишет, что Малайзия планирует открыться для иностранных туристов с третьего квартала 2021 года — примерно с июля.

Власти Малайзии планируют перезапустить международный туризм в числе первых среди стран ЮВА. Это произойдёт благодаря высоким темпам вакцинации сотрудников местной туротрасли.

Отмечается, что все страны ЮВА существенно зависят от доходов туротрасли, поэтому всем им принципиально важно как можно быстрее открыть границы, чтобы привлечь больше первых туристов.

В настоящий момент турсферу Малайзии поддерживает внутренний туризм, что позволит отрасли максимально быстро открыться для приёма иностранцев. В частности, сразу же после открытия границ власти планируют возобновить переговоры с туроператорами из РФ по вопросу запуска чартеров на остров Лангкави в Малаккском проливе.

В турофисе Малайзии напоминают, что по итогам 2019 года эту страну посетили почти 80 000 туристов из РФ.

Малайзия > Миграция, виза, туризм > indostan.ru, 16 февраля 2021 > № 3679082


Малайзия. Евросоюз. Китай > Агропром > oilworld.ru, 11 февраля 2021 > № 3646595

Малайзия в феврале наращивает экспорт пальмового масла

По данным Intertek Testing Services, в период 1-10 февраля Малайзия экспортировала 400,3 тыс. тонн пальмового масла, что на 53,9% выше показателя в аналогичный период предыдущего месяца (260,08 тыс. тонн), сообщает Reuters.

Как уточняется, в первой декаде текущего месяца страна повысила отгрузки сырого пальмового масла – до 65,15 тыс. тонн против 45,47 тыс. тонн в период 1-10 января, а также рафинированного пальмового масла – до 31,42 (23,15) тыс. тонн, олеина – до 119,55 (88,25) тыс. тонн и стеарина – до 25,83 (23,18) тыс. тонн, но сократила экспорт пальмоядрового масла – до 7,3 (11,98) тыс. тонн.

При этом, по данным экспертов, в отчетный период в страны ЕС было экспортировано 96,81 тыс. тонн пальмового масла против 84,23 тыс. тонн в предыдущем месяце, в Китай – 54,46 (38,05) тыс. тонн, в Индию – до 44,17 (25,34) тыс. тонн.

автор: АПК-Информ

Малайзия. Евросоюз. Китай > Агропром > oilworld.ru, 11 февраля 2021 > № 3646595


Малайзия. Япония > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Экология > oilcapital.ru, 10 февраля 2021 > № 3647759

Азия позарилась на мировой рынок СПГ-бункеровки

Государственная энергетическая компания Малайзии Petronas и японская энергетическая компания Jera подписали первоначальное соглашение о создании глобальной сети поставок бункерного топлива. Партнеры намерены расширять использование СПГ в качестве более экологически чистого судового топлива в соответствии с правилами Международной морской организации по выбросам парниковых газов, сообщает агентство Argus.

Обе компании декларируют достижение чистых нулевых выбросов углерода к 2050 году. Petronas и Jera также заявили, что будут сотрудничать в других проектах в области низкоуглеродной энергетики — аммиака и водорода.

Пока компании не предоставили никаких дополнительных подробностей о совместных планах по СПГ-бункеровке. Однако известно, что в ноябре Petronas провела первую такую бункеровку в Пасир-Гуданге в малайзийском штате Джохор, а Jera провела первую бункеровку СПГ в Японии месяцем ранее.

Малайзия. Япония > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Экология > oilcapital.ru, 10 февраля 2021 > № 3647759


Малайзия. Россия. Азия > Медицина > minpromtorg.gov.ru, 4 февраля 2021 > № 3647925

РОССИЯ И МАЛАЙЗИЯ ОБСУДИЛИ СОТРУДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ ФАРМАЦЕВТИКИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров провел онлайн-переговоры с Министром науки, технологий и инноваций Малайзии Хайри Джамалуддином. Основной темой беседы стал экспорт российской вакцины «Спутник V» в Малайзию в соответствии с подписанным 26 января 2021 г. соглашением между Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) и малайзийским холдингом Дуофарма Биотех Берхард (Duopharma Biotech Berhard).

«Малайзия стала первой страной в Юго-Восточной Азии, подписавшей соглашение о закупке вакцины «Спутник V». Мы заинтересованы в эффективной кооперации между РФПИ и Дуофарма Биотех Берхард на взаимовыгодных условиях», -подчеркнул Денис Мантуров.

Помимо непосредственно поставок российской вакцины были обсуждены вопросы ее регистрации в Малайзии, а также перспективы производства в этой стране.

Хайри Джамалуддин, в свою очередь, выразил уверенность, что опубликованная на днях в авторитетном международном журнале The Lancet информация о высоком качестве, эффективности и безопасности вакцины «Спутник V» позволит ускорить регистрацию российской вакцины малайзийским регулятором.

Говоря о других направлениях сотрудничества, глава Минпромторга России отметил, что ряд российских фармацевтических и биотехнологических компаний ведут работу по налаживанию поставок своей продукции в Малайзию.

Кроме того, имеются успешные совместные проекты в области медицинского оборудования, в частности по экспорту аппаратов искусственной вентиляции легких российского производства.

В целях упрощения доступа российской продукции медицинского назначения на малайзийский рынок достигнута договоренность проработать возможность заключения двустороннего соглашения о взаимном признании GMP.

Малайзия. Россия. Азия > Медицина > minpromtorg.gov.ru, 4 февраля 2021 > № 3647925


Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 3 февраля 2021 > № 3627003

Малайзия в январе сократила экспорт пальмового масла почти на 40%

Согласно данным экспертов AmSpec Agri Malaysia, по итогам января Малайзия сократила экспорт пальмового масла на 36,2% в месяц – до 1,089 млн тонн по сравнению с 1,7 млн тонн, отгруженными в декабре 2020 г., сообщает Reuters.

В частности, по оценкам аналитиков, в прошедшем месяце страна значительно сократила экспорт сырого пальмового масла – до 225,4 тыс. тонн против 740,2 тыс. тонн в декабре, а также рафинированного масла– до 87 (92,5) тыс. тонн, олеина – до 331,7 (352,1) тыс. тонн, стеарина – до 83,3 (122,9) тыс. тонн и пальмоядрового масла – до 28,4 (47,3) тыс. тонн.

автор: АПК-Информ

Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 3 февраля 2021 > № 3627003


Малайзия. Индонезия > Агропром > oilworld.ru, 2 февраля 2021 > № 3626997

Малайзия намерена нарастить производство пальмового масла

Малайзия намерена нарастить производство пальмового масла. Об этом говорится в официальном заявлении Министерства плантационной промышленности и сырьевых товаров страны, сообщает The Edge Markets.

Согласно документу, национальное производство сырого пальмового масла в текущем году по сравнению с предыдущим периодом увеличится на 560 тыс. тонн и составит 19,7 млн тонн.

Как отметили в ведомстве, наращивание объемов производства связано с увеличением доли зрелых масличных пальм в общей структуре плантаций, а также с благоприятными погодными условиями.

Ранее мы сообщали, что в 2021 году производство пальмового масла в Малайзии и Индонезии может вырасти на 2,5 млн тонн.

автор: DairyNews

Малайзия. Индонезия > Агропром > oilworld.ru, 2 февраля 2021 > № 3626997


Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 26 января 2021 > № 3626888

Малайзия в январе почти на треть сократила экспорт пальмового масла

По оценкам AmSpec Agri Malaysia, с начала текущего месяца Малайзия сократила экспорт пальмового масла на 31,5% - до 872,7 тыс. тонн против 1,34 млн тонн в аналогичный период предыдущего месяца, сообщает Reuters.

В частности, в период 1-25 января Малайзия экспортировала 195,2 тыс. тонн сырого пальмового масла, что на 57% уступает показателю в аналогичный период в декабре (457,7 тыс. тонн), а также 58,8 (90,2) тыс. тонн рафинированного масла, 279,2 (310,2) тыс. тонн олеина, 74,1 (103,6) тыс. тонн стеарина и 23,4 (45,6) тыс. тонн пальмоядрового масла.

Напомним, что в декабре 2020 г. Малайзия увеличила экспорт пальмового масла на 20,35% - до 1,7 млн тонн.

автор: АПК-Информ

Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 26 января 2021 > № 3626888


Малайзия. Евросоюз > Агропром > oilworld.ru, 25 января 2021 > № 3626880

В 2020 году Малайзия сократила поставки пальмового масла в Европу

Согласно оценкам экспертов Малазийского совета пальмового масла МРОВ, в январе-ноябре 2020 г. Малайзия экспортировала в страны Европы 1,9 млн тонн пальмового масла, что на 6,11% (на 123,453 тыс. тонн) ниже показателя в аналогичный период предыдущего года (2,02 млн тонн).

Как уточняется, в указанный период основные объемы продукта были отгружено в Нидерланды – 994,58 тыс. тонн (+21,4% в год), Италию – 415,18 тыс. тонн (+8,3%), Испанию – 179,76 тыс. тонн (-59,9%), Швецию – 95,16 тыс. тонн (+1,48) и Украину – 49,38 тыс. тонн (+46,53%).

При этом уточняется, что рост импорта пальмового масла Нидерландами, которые являются ключевым европейским импортером малазийского продукта, был обусловлен увеличением спроса ре-экспортеров и трейдеров, которые наращивали запасы масла, ожидая роста цен. Помимо этого, высокий спрос был обусловлен увеличившимся спредом между ценами на пальмовое и подсолнечное масло.

Также эксперты фиксировали значительный прирост спроса на пальмовое масло в Украине, импорт продукта из Малайзии которой в январе-ноябре 2020 г. превысил общий объем поставок в страну по итогам 2019 г. (33,96 тыс. тонн). Однако это не смогло компенсировать сокращение экспорта масла в Испанию, которая предпочла импортировать продукт из Индонезии.

В целом, эксперты отмечают, что с III квартала 2020 г. экспорт пальмового масла начал увеличиваться, и аналитики МРОВ ожидают сохранения данной динамики на протяжении I квартала т.г. Более того, снижение мировых предложений подсолнечного масла может продолжать способствовать увеличению импорта пальмового масла.

автор: АПК-Информ

Малайзия. Евросоюз > Агропром > oilworld.ru, 25 января 2021 > № 3626880


Малайзия. Китай > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 14 января 2021 > № 3618072

Флоту Малайзии передали второй построенный в Китае патрульный корвет

Второй патрульный корабль прибрежной зоны (Littoral Mission Ship, LMS) "Сундан" официально передали Королевскому военно-морскому флоту Малайзии в четверг, 14 января, во время церемонии, состоявшейся на верфи в Шанхае (Китай). Как уточняет Naval News, корвет успешно прошел серию швартовных и морских приемочных испытаний. Его прибытие в Малайзию ожидается к концу января.

Уже после этого на базе в Кота-Кинабалу (регион Сабах) состоится официальная церемония включения корабля в состав флота с участием высшего командования ВМС Малайзии.

Весной 2017 года малазийская компания BN Shipyard получила контракт на поставку национальным ВМС совместно с китайским партнером четырех патрульных кораблей класса LMS и выступала в качестве основного подрядчика данного проекта. Предполагалось, что первые два корабля построят в КНР, а вторую пару – в Малайзии. Но весной 2019 года BN Shipyard решила доверить производство всех кораблей китайским специалистам.

Первый корабль серии "Керис" заложили в Китае в ноябре 2018 года, спустили на воду в апреле 2019 года. В январе 2020 года корвет прибыл в Малайзию.

"Сундан" заложили одновременно с головным корветом и спустили на воду в июле 2019 года. Корабль собирались передать заказчику в апреле 2020 года, но из-за пандемии коронавируса сроки пришлось пересмотреть.

В сентябре и декабре 2020 года в Китае спустили на воду третий и четвертый корабли серии. Когда их передадут заказчику, пока не уточняют.

Длина кораблей типа LMS составляет 68 метров, ширина – 9,2 метра, полное водоизмещение – около 710 тонн. Корабли оснащают дизельными двигателями MTU. Максимальная расчетная скорость – 22 узла, дальность плавания – 2000 миль на скорости 16 узлов, автономность – 15 дней. Экипаж – 45 человек. Дополнительно возможно размещение на борту еще 16 человек.

LMS вооружают 30-мм дистанционно управляемым боевым модулем и двумя 12,7-мм пулеметами китайского производства. На корабле размещены две быстроходные надувные шлюпки с жестким корпусом (RIB).

Данные корветы предназначены для патрулирования территориальных вод и разведки, ведения поисково-спасательных операций, а также для борьбы с контрабандой и пиратством.

Малайзия. Китай > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 14 января 2021 > № 3618072


Малайзия. Индонезия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 11 января 2021 > № 3631189 Евгений Канаев, Александр С. Королев

ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ ПРОБЛЕМЫ

ЕВГЕНИЙ КАНАЕВ

Доктор исторических наук, профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ.

АЛЕКСАНДР С. КОРОЛЁВ

Кандидат политических наук, заместитель заведующего Евразийским сектором Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

МАЛАЙЗИЯ И ИНДОНЕЗИЯ В АЗИАТСКИЙ КРИЗИС 1997–1998 ГОДОВ

Азиатский экономический кризис 1997–1998 гг. стал одним из крупнейших в истории финансовых крахов развивающихся стран. Он ярко продемонстрировал ограниченность идей Вашингтонского консенсуса, риски глобализации, а также отсутствие единого рецепта процветания, который может быть применён повсеместно независимо от социального, политического и культурного контекста.

У истоков этого кризиса – система фиксированных валютных курсов, служившая одним из ключевых факторов экономического роста государств Юго-Восточной Азии в 1980–1990-е годы. Она гарантировала уверенность инвесторов и, следовательно, высокий приток иностранного капитала. Однако существенная часть поступлений приходилась на краткосрочный спекулятивный капитал, который и обусловил беззащитность стран перед случившимся внешним шоком.

Ещё до начала кризиса перед Малайзией и Индонезией стояла проблема высокой закредитованности. Неготовность решать её, в свою очередь, была связана с непрозрачностью банковской системы и низким качеством государственного контроля над финансовым сектором. Положение усугублялось коррупцией, процветанием приятельского капитализма (кронизма) и непотизма, приводивших к сращиванию политической и бизнес-элит и получению конгломератами возможностей финансирования нерентабельных проектов за счёт банков и государства.

Хотя механизм развития кризиса в Индонезии и Малайзии был схожим, стратегии стран по выходу из него различались принципиально: Индонезия сделала ставку на помощь МВФ и его рекомендации, а Малайзия выбрала стратегию экономического национализма.

Наряду с различиями в исходной макроэкономической ситуации это объяснялось и конкретными политическими решениями, и разницей в политических системах и практиках: жёсткий авторитарный режим Сухарто в Индонезии и мягкий авторитаризм Махатхира в Малайзии. Результаты выхода стран из кризиса различались кардинально. Малайзия не утратила экономического динамизма и быстро вернула себе статус одной из наиболее успешных стран региона. Индонезия же потеряла фактически десятилетие экономического развития.

Начало и развитие кризиса

Кризис начался летом 1997 г. с отказа правительства Таиланда поддерживать фиксированный валютный курс. Последний позволял сохранять стабильность валютной системы и придавал уверенность иностранным инвесторам, перемещавшим производство из Японии и других стран с дорогими валютами. Однако в результате девальвации юаня и йены и последовавшего повышения конкурентоспособности китайских и японских товаров, а также замедления роста уровня потребления в США и странах Европы, азиатские государства столкнулись с падением экспорта и ростом дефицита счетов текущих операций. Демарш Таиланда запустил эффект домино: отток капитала последовал из всего региона, ударив по валютам восточноазиатских стран, в том числе по индонезийской рупии и малайзийскому ринггиту. Ситуация в обеих странах усугубилась переходным состоянием национальных экономик в процессе либерализации их финансовых систем. Банковская паника приняла самоподдерживающийся характер.

В июле 1997 г. малайзийское правительство решило перейти к плавающему курсу национальной валюты. В итоге курс ринггита упал со среднего уровня в 2,42 ринггита за доллар в апреле 1997 г. до рекордного минимума в 4,88 в январе 1998 года. Вслед за этим последовало падение фондового рынка: к декабрю индекс Фондовой биржи Куала-Лумпура (KLSE CI) опустился на 44,9 процента. В Индонезии в результате перехода к плавающему курсу рупии её стоимость достигла минимума – 3600 рупий за доллар к концу октября 1997 г., а к концу января 1998 г. – 10000 рупий за доллар. В условиях оттока капитала ставки по депозитам в Индонезии выросли более чем в 4 раза – до 60–65 процентов. Это ещё больше увеличило долю необслуживаемых долгов. Инфляция выросла почти в 10 раз – с 6,2 процента в 1997 г. до 60 процентов в 1998 году. В обеих странах росла безработица: в Малайзии с 2,5 процента в 1997 году до 3,3 процента годом позже; в Индонезии – с 4,7 процента до 8,4 процента соответственно (рисунок 1). Её последствия в наибольшей степени ощутили сельскохозяйственные районы обеих стран.

Рисунок 1. Основные макроэкономические показатели Индонезии и Малайзии, 1996–2000 годы

Источник: Всемирный банк.

Различия в степени влияния кризиса на Индонезию и Малайзию были обусловлены не только экономическими, но и политическими факторами. В Малайзии ситуация была в целом стабильной, так как «Национальный фронт» прочно удерживал власть. В Индонезии сложился более персонифицированный характер принятия внутриполитических решений, за тридцать с лишним лет правления Сухарто сложилась коррумпированная и несбалансированная экономико-политическая модель. Перспектива экономических неурядиц означала реальную угрозу долгосрочной политической дестабилизации.

Антикризисные меры

Инструменты, задействованные Джакартой и Куала-Лумпуром для снижения остроты финансовых потрясений, качественно отличались. Индонезия в антикризисной политике опиралась преимущественно на рекомендации МВФ. Для осуществления стабилизационной политики Фонд выделил стране в общей сложности 43 млрд долларов. Программа Фонда включала два компонента: проведение структурных реформ и введение стабилизационных макроэкономических мер.

Стабилизационная макроэкономическая политика подразумевала повышение процентных ставок. Так, ко второй половине 1998 г. они достигли 50 процентов. Банк Индонезии уже в июле 1997 г. снизил уровень ликвидности в банковском секторе, ограничив возможность форвардной продажи долларов нерезидентам 5 млн долларов и предписав уменьшить размер валютных спекуляций. Конечная цель состояла в сокращении дефицита текущего счёта и восстановлении профицита бюджета.

Структурные реформы включали усиление контроля Центрального банка над коммерческими банками. Пакет МВФ предполагал создание механизмов реструктуризации корпоративного долга, а также некоторые дотации и субсидии для населения.

На начальном этапе кризиса ЦБ Индонезии расширил кредитование обанкротившихся банков. Распространённой практикой стало их закрытие и рекапитализация потенциально жизнеспособных финансовых организаций. Так, по рекомендациям МВФ только за 1997 г. в Индонезии было закрыто 23 банка. Этот факт, а также ограничение поддержки монополий было критически воспринято в окружении Сухарто. Ряд близких к нему фигур сопротивлялись закрытию финансовых организаций, а со стороны правительства были задержки с принятием решений по реструктуризации компаний. В таких условиях увеличившийся отток капитала привёл к ещё большему падению рупии.

Одним из инструментов спасения национальной промышленности стал кластерный подход, который предполагал приоритетную государственную поддержку производства ключевых товаров. В их числе – текстиль и текстильные изделия, продукты из пальмового масла, электрические машины и оборудование. С 1998 г. пристальное внимание уделялось индустриализации с опорой на сельское хозяйство и добывающую промышленность, а также заключению контрактов между предприятиями малого/среднего бизнеса и крупными компаниями для запуска промышленных кластеров и повышения эффективности производства.

Под влиянием гиперинфляции, повышения уровня бедности и низкой эффективности реализуемых мер в индонезийском обществе росло недовольство. Оно воплотилось в студенческих демонстрациях и протестных движениях.

Режим более не мог обвинять в кризисе международное сообщество и перенаправлять на него общественный гнев.

После банкротства и реструктуризации некоторых конгломератов, Сухарто лишился и олигархической поддержки. В итоге 21 мая индонезийский лидер ушёл в отставку после 32-летнего пребывания у власти.

Однако и его преемник Бухаруддин Юсуф Хабиби не обладал широкой поддержкой населения и армии. Кризис не удавалось преодолеть быстро, и получение международной помощи было, по сути, единственным доступным вариантом. Поэтому Хабиби сделал ставку на технократическую элиту и в конце концов договорился о получении нового транша от МВФ, что позволило дополнительно привлечь 6,2 млрд долларов для реструктуризации задолженностей банков и снижения оттока капитала. В феврале 2000 г. правительство вновь обратилось к МВФ за финансовой поддержкой.

Средства, полученные в рамках международной помощи и приватизации компаний и финансовых организаций, направлялись на погашение внешнего долга. Было увеличено налогообложение и сокращены государственные расходы. Продолжался курс на реструктуризацию банков и финансовых учреждений. Тем не менее, хотя к началу 2000-х гг. Индонезии удалось достичь некоторых докризисных показателей, уже в 2001 г. стали проявляться структурные дисбалансы, тормозящие ход реформ и усугубившиеся политической турбулентностью.

Опыт Малайзии во многом противоположен. Хотя в 1997 г. предприняты отдельные попытки следовать рекомендациям МВФ, впоследствии правительство Махатхира Мохамада придерживалось собственного плана действий. К началу кризиса летом 1997 г. экономика Малайзии характеризовалась высоким уровнем краткосрочной задолженности. В качестве превентивной меры в апреле того же года под руководством министра финансов Анвара Ибрагима были ужесточены пруденциальные нормы для банков: в частности, утверждены более короткие сроки для выявления просроченных кредитов. Процентные ставки выросли с 7,5 процента в июле 1997 г. до 10 процентов в феврале 1998 года. В результате рост кредитования начал постепенно снижаться, но ввиду турбулентности на валютном рынке Центральный банк продолжил ужесточение монетарной политики и пруденциальных требований вплоть до конца 1998 года.

К началу 1998 г. опыт стран, обратившихся к МВФ за помощью и рекомендациями, показал, что программы Фонда не учитывают особенности стран-реципиентов и не являются достаточно эффективными. Соответственно, Махатхир Мохамад избрал стратегию с опорой на экономический национализм. Её основой стала защита от международного капитала. В рамках данного курса 7 января 1998 г. был учреждён подотчётный премьер-министру Национальный совет экономической политики – консультативный орган для централизации процесса кризисного управления. Совет подготовил План восстановления экономики. Центральный банк вместо ужесточения денежно-кредитной политики стал снижать ставки процента и нормы обязательных резервов. Так, ставка процента, которая в июле 1998 г. была на уровне 11 процентов, к декабрю 1999 г. опустилась до 3 процентов. Норма обязательных резервов сократилась с 13,5 процента до 10 процентов.

Для стабилизации курса национальной валюты в сентябре 1998 г. установлен контроль над капиталом, направленный против офшорных рынков ринггита. В частности ограничивались денежные переводы на счета нерезидентов и иностранных компаний. Для иностранных физических и юридических лиц введён мораторий на репатриацию доходов от продажи акций на один год с даты покупки. Малайзийским резидентам запрещалось брать иностранные кредиты за исключением случаев, когда доходы по ним были также в иностранной валюте. Отток капитала почти прекратился. А привязка к американскому доллару была восстановлена 2 сентября 1998 г., когда стоимость малайзийской валюты составляла 3,8 ринггита за доллар.

Важную роль сыграла и промышленная политика. Выстраивая стратегию по выходу из кризиса, Малайзия опиралась на принятый в 1995 г. и рассчитанный на 1996–2005 гг. Второй промышленный генеральный план. Он предполагал качественный переход от простой сборки промышленных товаров к кластерному производству высокотехнологичной продукции и продукции с высокой добавленной стоимостью. Данная стратегия получила название «Промышленность++». Именно в её рамках Малайзия запустила флагманскую инициативу «Мультимедийного суперкоридора» (МСК), предусматривающего создание национальных индустриальных кластеров и технопарков и привлечение зарубежных IT-компаний. По состоянию на декабрь 1998 г. 195 компаний, включая 88 малайзийских, получили статус резидента МСК.

Для выхода из рецессии правительство подготовило комплекс мер, предполагавших увеличение государственных расходов на 2 млрд ринггит. Запущен комплекс социальных трансфертов бедным слоям населения (Program Pembangunan Rakyat Termiskin), для реализации которых выделили ещё 100 млн ринггит. Малайзия вернулась к докризисному уровню ВВП в 2000 г., однако улучшения наметились уже к концу 1999 г.: инфляция была невысокой, на уровне 3,2 процента, равно как и безработица (3,4 процента). Валовый доход на душу населения также превысил значение докризисных показателей.

Суммируя политическое измерение выхода из кризиса в Малайзии и Индонезии, правомерно говорить о двух примерах испытания легитимности режимов, основанных на высоких показателях экономического развития.

В Индонезии режим Сухарто не выдержал испытания, причиной чему во многом стали экономические и социально-политические дисбалансы.

Кронизм, коррупция, опора на армию, с одной стороны, и зависимость от международного капитала и помощи, с другой, в совокупности привели к кризису, охватившему все сферы общественной жизни.

Хотя неэффективность программы помощи МВФ была признана самим Фондом, низкое качество антикризисной политики правительства стало основной причиной экономических и социальных неурядиц.

Напротив, в Малайзии, несмотря на то что на начальных этапах макроэкономическое управление кризисом было менее эффективным, принятые меры способствовали стабилизации. Махатхир Мохамад использовал это для легитимации своей власти: он сосредоточил внимание народа на «внешней» причине кризиса, попутно расправившись с политическими оппонентами.

Оба режима были националистическими и в некоторой степени популистскими, прежде всего, в сфере экономики. Однако если до 1997 г. национализм Махатхира был сконцентрирован на коренных малайцах бумипутра, то в ходе кризиса акцент сместился с этнических вопросов на защиту от угроз, представляемых международным капиталом. Сухарто же, хотя и опирался на те же риторические приёмы, не смог предложить эффективную идеологическую модель: его непоследовательность в реализации пакета МВФ и связь с олигархическими структурами в условиях тяжелейшего кризиса стоили ему власти. Его преемнику Хабиби пришлось запустить механизм реформ и начать процесс восстановления экономики и политической управляемости в стране.

Долгосрочные последствия кризиса

Отдавая себе отчёт в том, что при кажущейся привлекательности исторические аналогии имеют важный изъян – кардинально иной контекст развития тех процессов, которые пытаются сравнить и сопоставить, – стоит выделить те элементы прошлого опыта, которые могут оказаться подходящими для решения современных задач.

Во-первых, азиатский финансовый и экономический кризис продемонстрировал не только несбыточность, но и порочность надежд на то, что глобализация несёт человечеству невиданное процветание, и главное – включиться в этот процесс. Отсюда – объективная потребность стран Юго-Восточной Азии в организации собственного геоэкономического пространства посредством сначала механизма АСЕАН по финансовому надзору, а потом – запуска Чиангмайской инициативы. За ними последовали формирование Сообщества АСЕАН до 2015 г. и 2025 г., принятие двух Генеральных планов АСЕАН по наращиванию взаимосвязей и, наконец, соглашение о Всеобъемлющем региональном экономическом партнёрстве в 2020 году. И хотя такое переформатирование осуществляется не беспроблемно (чего стоит отказ Индии подписать соглашение о Всеобъемлющем региональном экономическом партнёрстве), сам факт проведения подобных мероприятий отчётливо демонстрирует как осознание Ассоциацией такой необходимости, так и готовности подкрепить планы конкретными делами.

Применительно к опыту Малайзии и Индонезии важно подчеркнуть: по итогам кризиса обе страны, хотя каждая по-своему, осознали непрочность и шаткость идеи Вашингтонского консенсуса. Уместно вспомнить нежелание бизнес-кругов этих стран страховать займы в американской валюте и рассматривать привязку к доллару как лучшую гарантию от неприятностей.

Во-вторых, азиатский финансовый и экономический кризис на примере Малайзии и Индонезии показал объективную необходимость трансформировать восточноазиатскую модель капитализма. Обозначились пределы ориентации на экспорт, встал вопрос о развитии внутреннего спроса как основного драйвера хозяйственных процессов, были выявлены уже не преимущества, а недостатки «приятельского капитализма» в его восточноазиатской версии.

Кризис 1997–1998 гг. разрушил смычку между бюрократией и бизнесом, которая в предшествовавшие годы служила основой как «государства развития» (developmental state), так и философии нациестроительства как такового. Бизнесу пришлось провести реструктуризацию с акцентом на повышение самостоятельности и конкурентоспособности, изменить стиль и философию корпоративного управления (к чему руководителей азиатских компаний подтолкнула волна слияний и поглощений западными партнёрами в сфере, прежде всего, телекоммуникаций, а также банкротство крупных азиатских компаний, таких как индонезийская Salim Group и малайзийская Renong Group).

Происходило изменение той модели трудовых отношений, которая верой и правдой служила несколько десятилетий: постепенно уходили в прошлое патернализм руководства и лояльность персонала, вводилась дифференцированная система материального вознаграждения работника, его возраст и трудовой стаж стали терять вес при премировании и продвижении по карьерной лестнице.

Всё это происходило на фоне волатильности рынка занятости и отсутствия в государствах ЮВА – и здесь Малайзия и Индонезия не стали исключением – сколь-либо надёжной системы социальной защиты.

Вместе с тем «второе пришествие» азиатской модели развития состоялось довольно скоро после финансовых потрясений 1997–1998 годов. Носителем такой модели стал Китай, который на основе своих социокультурных особенностей реализует эволюционный переход от административно-централизованной экономики к рыночному хозяйству, а в сфере внешнеэкономической политики сочетает элементы импортозамещения и экспортной ориентации. Отвечая в общих чертах логике восточноазиатского «государства развития» и восточноазиатской модели капитализма как модернизационной стратегии, такая политика откликалась на запросы стран Юго-Восточной Азии. Они не желали отказываться от того, что составило основу их экономических успехов, и объективно нуждались в сильном союзнике со схожими мировоззренческими установками.

В-третьих, кризис 1997–1998 гг., в том числе на примере Малайзии и Индонезии, предельно ясно поставил вопрос о вызревании противоречий нынешней модели глобализации с быстрым перетоком спекулятивного капитала и неразвитостью институтов его регулирования. Главное, насколько Соединённые Штаты и контролируемые ими международные финансовые институты заинтересованы в изменении сложившихся правил игры. Реакция Вашингтона на предложение Токио о формировании Азиатского валютного фонда, который мог бы выдавать кредиты пострадавшим странам без условий МВФ[1], свидетельствовала об обратном. Вся логика действий Вашингтона говорила о его стремлении извлекать, а не создавать ценность, мало заботясь о судьбах азиатских стран. А они, заметим, были лояльными политическими партнёрами США, включились в японоцентричную модель «гусиного клина»[2], по определению подразумевающую постоянный импорт промежуточных товаров, а следовательно – перманентную зависимость от состояния платёжного баланса текущих операций.

В общем и целом, на примере сравнения Малайзии и Индонезии азиатский финансовый и экономический кризис поставил вопрос о целесообразности интеграции в глобализирующееся мировое хозяйство, если на внутриэкономическом и внутриполитическом фронтах не решены важнейшие вопросы развития, а ход, направление и динамика глобализации определяются силами, имеющими мало общего с национальными интересами государств.

Опыт Малайзии показал, что отказ от рецептов МВФ и Вашингтонского консенсуса может быть залогом успешной политики, а рыночный либерализм и экономическое дерегулирование малопригодны в критический момент.

Соответственно, не лучше ли сначала создать страховочные механизмы от неурядиц, к которым гарантированно приведут чрезмерная зависимость от зарубежных капиталов, рынков и технологий вкупе с отсутствием внутреннего платёжеспособного спроса и неразвитостью механизмов регионального сотрудничества?

Азиатский финансово-экономический кризис сквозь призму опыта Малайзии и Индонезии демонстрирует преимущества конвергентного подхода к экономическому развитию с учётом его содержательной, институциональной и нормативной составляющих. При сравнении опыта этих двух стран стали очевидны выгоды синергии государственного планирования и рыночной самоорганизации, развития институтов мобилизации интересов общества при помощи механизмов и инструментов азиатской версии государственного дирижизма при отказе от экономического дерегулирования. Вызревание такой идеи со временем позволило азиатским странам задуматься о возможности перевода глобализации из стихийного процесса в управляемый проект, характер и темпы реализации которого регулировались бы государствами Азии, а не Евроатлантики: при таком подходе в кризисе 1997–1998 гг. можно найти истоки идей, лежащих в основе асеаноцентричных форматов сотрудничества, предложенной Китаем инициативы «Пояса и пути», а также ВРЭП.

Уроки для наших дней

Рассмотрение особенностей политики Малайзии и Индонезии в отношении азиатского финансового и экономического кризиса позволяет сделать ряд обобщающих выводов.

Во-первых, актуальной задачей было и остаётся предотвращение дисбаланса между приоритетами финансового сектора и реальными экономическими потребностями страны. Как показали рассмотренные примеры, кризис не заставит себя ждать, если финансовый сектор отрывается от реального, регулирующие органы утрачивают контроль над ситуацией, а бизнес исходит из того, что растущая задолженность – нормальное явление, так как «дешёвые деньги» будут всегда и в любом количестве. Поощрять заинтересованность бизнеса в краткосрочных спекулятивных операциях, а не в «работе вдолгую» посредством, в частности, инфраструктурного строительства – значит, подорвать перспективы экономического развития.

Во-вторых, Малайзия и Индонезия стали заложниками экспортоориентированной экономической модели. По мере выполнения основных задач она теряла эффективность и ставила всю экономическую стратегию в зависимость от факторов, которые не поддаются контролю и управлению. Экономическую модернизацию нужно проводить параллельно с решением политических, социальных и этнических проблем, гибко корректируя как очерёдность проведения необходимых мероприятий, так и перспективные планы развития в целом.

В-третьих, пример Малайзии и Индонезии поставил вопрос о создании механизмов раннего предупреждения экономических неурядиц регионального масштаба – посредством инструментов как регионализма, так и регионализации. В первом случае речь идёт об институциональном оформлении инициатив торгово-инвестиционной, производственно-технологической и производственно-сбытовой кооперации в Юго-Восточной Азии и за её пределами – во взаимодействии с партнёрами из Северо-Восточной Азии. Во втором – об объективной необходимости подкрепить развитие институтов проведением мероприятий по облегчению торгово-инвестиционных, технологических и межчеловеческих обменов, что в политическом лексиконе АСЕАН и стран, в неё входящих, получило название «наращивание взаимосвязей» (connectivity).

В-четвёртых (и это главное), если страна оказывается один на один с серьёзными проблемами, рыночный фундаментализм – плохой советчик, а конвергенция возможностей государства и рынка с преобладанием первого над вторым при их гибкой адаптации к меняющейся обстановке и при постоянном наращивании ресурсов – оптимальный подход. Опыт Малайзии и Индонезии продемонстрировал это лучше, чем хотелось бы и адептам Вашингтонского консенсуса, и стратегам восточноазиатских стран, предложившим миру собственную версию глобализации.

--

СНОСКИ

[1] Инициатива, выдвинутая Японией в ходе Азиатского финансового кризиса в 1997 г., предусматривала создание организации, аналогичной по своим функциям МВФ с объёмом капитала 100 млрд долларов, но под японским патронатом, встретила резкое противодействие Соединённых Штатов и по этой причине не была реализована.

[2] «Парадигма Акамацу» (1960-е гг.), согласно которой азиатские страны догонят Запад по мере того, как производство потребительских и инвестиционных товаров будет постоянно перемещаться из более развитых стран в менее развитые и повторяющие их стадии развития – «гусиный клин». Ведущий «гусь» в этой схеме – Япония, за ней следуют «новые индустриальные экономики первой волны» (Южная Корея, Сингапур, Тайвань и Гонконг – НИЭ-1), далее – «новые индустриальные экономики второй волны» (Индонезия, Малайзия, Таиланд, Филиппины – НИЭ-2) и далее – Китай и оставшиеся государства Индокитая (Вьетнам, Лаос, Камбоджа, Мьянма).

Малайзия. Индонезия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 11 января 2021 > № 3631189 Евгений Канаев, Александр С. Королев


Малайзия. Вьетнам. Индонезия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 29 декабря 2020 > № 3602799

Малайзия ввела пошлины на х/к нержавеющий прокат из Вьетнама и Индонезии

По данным агентства Reuters, Малайзия ввела временные пошлины на импорт некоторых х/к нержавеющих сталей из Индонезии и Вьетнама до завершения антидемпингового расследования, сообщило в понедельник ее Министерство международной торговли и промышленности.

Предварительное расследование, проведенное от имени единственного малазийского производителя продукта, выявило достаточные доказательства, требующие дальнейшего расследования в отношении импорта х/к нержавеющей стали в рулонах, листах или любой другой форме.

«Поэтому правительство решило ввести временную меру, которая должна быть в виде временных антидемпинговых пошлин, гарантированных ценной бумагой», - сказали в министерстве.

Залог будет эквивалентен размеру демпинговой маржи, определенной в ходе предварительного расследования.

Пошлины варьируются от 7,73% до 34,82% и будут вводиться не более чем на 120 дней с 26 декабря этого года.

Окончательное решение по расследованию министерства будет принято до 31 апреля.

На прошлой неделе Малайзия ввела антидемпинговые пошлины на некоторые виды плоского стального проката из Китая, Южной Кореи и Вьетнама после того, как определила, что они импортируются по цене ниже, чем отпускная цена в странах происхождения.

Малайзия. Вьетнам. Индонезия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 29 декабря 2020 > № 3602799


Малайзия. Китай. Корея > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 24 декабря 2020 > № 3593493

Малайзия ввела антидемпинговые пошлины на плоский прокат из Китая, Южной Кореи, Вьетнама

Как сообщает агентство Reuters, Малайзия ввела антидемпинговые пошлины на некоторые виды плоского проката из Китая, Южной Кореи и Вьетнама сроком на пять лет, по данным министерства международной торговли и промышленности.

Пошлины на плоский прокат из нелегированной стали с гальваническим покрытием или с покрытием из алюминия и цинка вступают в силу после проведения антидемпингового расследования в интересах отечественной промышленности.

Расследование показало, что «товар импортируется в Малайзию по цене ниже, чем цена продажи в предполагаемых странах», - говорится в заявлении.

Пошлина будет варьироваться от 2,18% до 18,88% для товаров из Китая, от 9,98% до 34,94% для товаров из Южной Кореи и от 3,06% до 37,14% для товаров из Вьетнама.

Пошлины вступили в силу 12 декабря и будут действовать до 11 декабря 2025 года.

Малайзия. Китай. Корея > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 24 декабря 2020 > № 3593493


Малайзия. Индия > Агропром. Таможня > oilworld.ru, 22 декабря 2020 > № 3608229

Малайзия с января вводит экспортную пошлину на пальмовое масло

Правительство Малайзии приняло решение о введении с 1 января 2021 г. экспортной пошлины на пальмовое масло в размере 8%, сообщает Malaymail.

Как уточняется, данное решение было приняло ввиду того, что цена на продукт достигла уровня в 3450 ринггитов/т и выше.

Напомним, что в Малайзии с июня по декабрь т.г. действовала нулевая пошлина на экспорт пальмового масла, из страны с целью стимулирования спроса ключевых импортеров, в частности Индии, а также для оказания поддержки сырьевой отрасли в условиях пандемии COVID-19.

автор: АПК-Информ

Малайзия. Индия > Агропром. Таможня > oilworld.ru, 22 декабря 2020 > № 3608229


Малайзия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 17 декабря 2020 > № 3586610

Малазийская Press Metal скоро запустит третью очередь алюминиевого завода

Малазийский производитель алюминия компания Press Metal заявила, что третья очередь ее алюминиевого завода в Индустриальном парке Самаладжу (г.Бинтулу, о.Борнео) начнет через 2 месяца коммерческое производство.

Введение в строй нового плавильного цеха позволит увеличить годовой объем выпуска алюминия компании на 42% – с 760 тыс. т до 1,08 млн т металла.

По итогам третьего квартала текущего года чистая прибыль Press Metal составила 121,5 млн малазийских ринггитов ($30,09 млн).

Малайзия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 17 декабря 2020 > № 3586610


Малайзия. Индонезия. Евросоюз > Агропром > oilworld.ru, 15 декабря 2020 > № 3594924

В первом квартале 2021 г. цены на малазийское пальмовое масло будут находиться под давлением – эксперт

Факторный и технический анализ показывает, что в 1 квартале 2021 г. цена на сырое пальмовое масло снизится до среднего уровня в 2650-2800 ринггитов/тонну, сообщил директор регионального представительства Малазийского совета по пальмовому маслу Алексей Удовенко, напомнив, что 13 ноября т.г. был достигнут многолетний максимум стоимости данной продукции, который составлял 3490 ринггитов/тонну.

«Одним из ключевых факторов давления на цены в ближайшей перспективе станет вступление в силу с 1 января 2021 г. новых требований Евросоюза относительно содержания 3-монохлорпропандиола (3-МХПД), глицидола и их эфиров в пищевой продукции, в т.ч. растительных маслах. С учетом данного фактора прогнозируется сокращение импорта пальмового масла в ЕС в 2020/21 МГ до 6,4 млн тонн с 7 млн тонн сезоном ранее (-8,6%)», - отметил эксперт.

В то же время, он добавил, что импортный спрос других ключевых рынков покажет прирост, что ограничит давление на стоимость пальмового масла. Так, прогноз для Индии составляет 8,7 млн тонн (+4,8%), для Китая – 6,9 млн тонн (+3%).

Что касается влияния пандемии COVID-19 на ценовую ситуацию в данном сегменте, то А.Удовенко считает, что из-за ограничений, вводимых правительствами стран, может сохраниться дефицит рабочей силы.

«Для Малайзии это особенно важно, поскольку 75% рабочей силы, задействованной на плантациях, составляют иностранцы. В Индонезии в качестве ограничения введено «социальное дистанцирование», но это в малой степени повлияет на плантационный бизнес», - отметил специалист.

Также А.Удовенко считает, что повышение Индонезией с 10 декабря экспортной пошлины на сырое пальмовое масло с 10 декабря т.г. не окажет существенного влияния на рыночную ситуацию, поскольку данная страна постоянно практикует изменение ставки в зависимости от баланса спроса и предложения.

«Также высока вероятность, что Малайзия не сохранит нулевую экспортную пошлину на сырое пальмовое масло в январе. Добавлю, что такие факторы как ограничение землеотвода под плантации масличных пальм в Малайзии и Индонезии, необходимость обновления насаждений масличных пальм, а также директива о возобновляемой энергии в ЕС, согласно которой планируется исключение пальмового масла из перечня сырья для производства биодизеля после 2030 г., безусловно важны, однако окаут отложенное влияние на цены», - резюмировал А. Удовенко.

автор: АПК-Информ

Малайзия. Индонезия. Евросоюз > Агропром > oilworld.ru, 15 декабря 2020 > № 3594924


Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 10 декабря 2020 > № 3586737

Запасы пальмового масла в Малайзии снизились до минимума за более чем 3 года

Согласно данным экспертов Малазийского совета пальмового масла (МРОВ), по итогам ноября запасы продукта в стране сократились до минимального показателя за более чем 3 года на фоне более значительного снижения его производства, сообщает Reuters.

В частности, к концу прошлого месяца запасы пальмового масла оценивались в 1,56 млн тонн (-0,58% в месяц), что является минимальным показателем с июня 2017 г. В то же время указанное снижение оказалось не столь существенным, как ожидалось ранее, вследствие увеличения импорта продукта в страну в ноябре до 112,6 тыс. тонн (+148% в месяц).

Производство пальмового масла в Малайзии по итогам месяца сократилось на 13,5% в сравнении с уровнем октября – до 1,49 млн тонн, что является минимальным месячным показателем с марта т.г.

В свою очередь, экспорт продукта из страны в ноябре сократился наиболее значительно – на 22,16% в месяц, до 1,3 млн тонн вследствие уменьшения отгрузок в Индию.

автор: АПК-Информ

Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 10 декабря 2020 > № 3586737


Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 4 декабря 2020 > № 3586489

Малайзия: запасы пальмового масла в ноябре продолжали снижаться

Согласно предварительной оценке экспертов CGS-CIMB Research, объем запасов пальмового масла в Малайзии по итогам ноября сократился на 2% в месяц - до 1,54 млн тонн, что является минимальным показателем для данного периода с 2004 г. и на 32% уступает уровню аналогичного периода прошлого года, сообщает The Edge Market.

Производство пальмового масла в стране, по данным экспертов, в ноябре сократилось на 10,4% в месяц - до 1,55 млн тонн, при этом в штате Сабах (ключевой регион-производитель) показатель снижения выработки продукта был самым высоким. Это может быть обусловлено нехваткой рабочей силы на фоне пандемии COVID-19, а также сохраняющимися неблагоприятными погодными условиями в стране.

Помимо этого, Малайзия сократила и экспорт пальмового масла – на 17% в месяц, до 1,38 млн тонн, что является минимальным показателем для данного месяца за последние 10 лет. По мнению экспертов, это может быть обусловлено активным ростом цен на сырое пальмовое масло. В то же время некоторые операторы рынка считают, что трейдеры могли сдерживать закупки масла в ожидании снижения Индией пошлин на импорт сырого пальмового масла.

Как уточняется, цены на сырое пальмовое масло в ноябре выросли на 15% в месяц и на 37% в год - до 3436 ринггитов/т в среднем на фоне низких запасов продукта в Малайзии и Индонезии, а также сокращения предложения конкурирующих масел.

Эксперты прогнозируют, что в декабре цены на пальмовое масло в Малайзии будут варьироваться в диапазоне 2800-3400 ринггитов/т.

автор: АПК-Информ

Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 4 декабря 2020 > № 3586489


Малайзия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 30 ноября 2020 > № 3581356

Доходы Press Metal Aluminium Holdings снизились в январе-сентябре на 12,3%

Малазийская компания Press Metal Aluminium Holdings Bhd сообщила, что ее чистая прибыль по итогам трех кварталов текущего года выросла на 0,36% в годовом выражении, составив 122 млн малазийских ринггитов, однако операционный доход снизился в отчетном периоде на 12,3% год к году, до 1,86 млрд ринггитов, в основном вследствие влияния эпидемии COVID-19 на цены на алюминий в начале года.

Компания планирует реализовать план расширения в 2021 г. и увеличить производственную мощность до 1,08 млн т алюминия в год.

Малайзия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 30 ноября 2020 > № 3581356


Малайзия. Азия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Судостроение, машиностроение > neftegaz.ru, 17 ноября 2020 > № 3562826

Petronas запустила бизнес по бункеровке СПГ в Юго-Восточной Азии

Petronas официально запустила свой бизнес по бункеровке сжиженного природного газа (СПГ), завершив свою 1ю операцию по бункеровке СПГ в г. Пасир Гуданг в Малайзии.

Об этом сообщила Petronas.

Новое бизнес-направление запущено благодаря сотрудничеству с Titan LNG, ведущим поставщиком решений для бункеровки СПГ, работающим в Европе.

Операция включала в себя бункеровку СПГ борт-в-борт с СПГ-танкера Avenir Advantage, 1го судна для бункеровки СПГ Petronas, на сухогруз SIEM Aristotle.

Новейшее решение Petronas по бункеровке СПГ является частью пакета более чистых энергетических решений компании для удовлетворения возникающих потребностей ее клиентов.

Под брендом Petronas Marine компания Avenir LNG будет предлагать бизнес по бункеровке СПГ для продвижения использования СПГ в качестве более чистого судового топлива.

Avenir Advantage будет 1м специализированным СПГ-бункеровщиком (LBV - LNG bunker vessel) для обслуживания клиентов в Юго-Восточной Азии.

Кроме того LBV Avenir Advantage также может работать в качестве обычного СПГ-танкера для доставки в небольшие центры спроса на газ, недоступные для обычных больших СПГ-танкеров.

Avenir LNG была основана в 2018 г., акционеры компании - Höegh LNG, Golar LNG и Stolt-Nielsen.

Компания является полностью интегрированным мелкомасштабным поставщиком СПГ.

LBV Avenir Advantage был достроен в октябре 2020 г. компанией Keppel Offshore & Marine для Avenir LNG.

Судно строилось на верфи Keppel Nantong в Китае и оснащено двигателями, которые могут работать как на дизтопливе, так и на СПГ.

Это 1е из 2х таких судов, которые Keppel O&M строит для Avenir LNG.

Сразу после завершения строительства Avenir Advantage был передан в 3-летний чартер Petronas для бункеровки в Малайзии.

Вместимость судна 7500 м3.

Вероятно и 2е судно этой серии также будет сдано в чартер Petronas.

Комментируя начало нового бизнес-направления Petronas по бункеровке СПГ, исполнительный вице-президент Petronas А. Абидин отметил, что благодаря LBV и стратегическому расположению объектов регазификации в муниципальном районе Пенгеранг в штате Джохор и муниципалитете Сунгай-Уданге в штате Малакка, компания укрепила позиции в Малайзии как центре бункеровки СПГ, который обеспечивает надежные и экономически конкурентоспособные экологически чистые энергетические решения.

Деятельность Petronas по бункеровке СПГ также отражает приверженность компании устойчивому развитию и поддерживает внедрение правил Международной морской организации (IMO) 2020 г.

Основанная в 1974 г. Petronas является интегрированным мировым производителем СПГ.

Компания обеспечивает бесперебойные поставки СПГ более чем в 25 стран мира.

Малайзия. Азия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Судостроение, машиностроение > neftegaz.ru, 17 ноября 2020 > № 3562826


Малайзия. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 16 ноября 2020 > № 3565651

Малайзия в первой половине ноября снизила экспорт пальмового масла

Согласно данным экспертов AmSpec Agri Malaysia, в первой половине ноября Малайзия сократила экспорт пальмового масла на 12% - до 673,9 тыс. тонн против 763,7 тыс. тонн, отгруженных в аналогичный период предыдущего месяца, сообщает Reuters.

Как уточняется, в отчетный период почти в 2 раза снизились отгрузки сырого пальмового масла – до 152,7 (280,4) тыс. тонн, а также заметно сократился экспорт сырого пальмоядрового масла – до 2,5 (12,2) тыс. тонн.

В тоже время, в первой половине ноября Малайзия повысила экспорт рафинированного пальмового масла – до 46,9 (33,2) тыс. тонн, олеина – до 268,1 (203,4) тыс. тонн и стеарина – до 52,8 (34,8) тыс. тонн.

Напомним, что по итогам октября Малайзия отгрузила на внешние рынки 1,7 млн тонн пальмового масла, что на 4% превысило показатель предыдущего месяца (1,6 млн тонн).

автор: АПК-Информ

Малайзия. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 16 ноября 2020 > № 3565651


Малайзия > Агропром. Химпром. Экология > oilworld.ru, 12 ноября 2020 > № 3559278

Создан биоразлагаемый пластик из отходов пальмового масла

Биоразлагаемую пленку из отходов производства пальмового масла можно использовать для упаковки пищевых продуктов.

Загрязнение пластиком — насущная экологическая проблема двадцать первого века. Производство пальмового масла, в свою очередь, связано с повсеместным обезлесением и разрушением среды обитания животных. Биоразлагаемая пластиковая пленка, изготовленная из отходов производства пальмового масла, решит обе проблемы, уверены ученые.

В дополнение к пластиковым отходам, только в Малайзии ежегодно выбрасывается 19,8 млн тонн отходов от производства пальмового масла. Чтобы уменьшить воздействие этих форм отходов на окружающую среду, исследователи превратили гемицеллюлозу из отходов пальмовых масел в биоразлагаемую пленку.

Гемицеллюлоза содержится в сельскохозяйственных отходах. Это многообещающий биополимер для производства пленок — он гибкий, обладает низкой газопроницаемостью и высокой водостойкостью. Гемицеллюлоза также известна как основной компонент фруктовых гроздей, которые выбрасываются производителями пальмового масла.

Хотя многие свойства этого полимера делают его потенциальной жизнеспособной альтернативой пластику, проблема в его хрупкости. Чтобы ее решить, ученые смешали гемицеллюлозу с нетоксичной, коммерчески доступной карбоксиметилцеллюлозой (КМЦ). Такое сочетание положительно повлияло на механические свойства, прозрачность, гибкость и влагопоглощение других биополимеров.

Этот новый смешанный с гемицеллюлозой материал — многообещающая альтернатива загрязняющим природу не-биоразлагаемым пластмассам. Хотя производство биополимеров из отходов пальмовой промышленности не предотвращает дальнейшей вырубки лесов, использование этого побочного продукта увеличивает стоимость урожая, и, как отмечают авторы исследования, «воздействие на окружающую среду будет снижено за счет сокращения отходов».

автор: hightech

Малайзия > Агропром. Химпром. Экология > oilworld.ru, 12 ноября 2020 > № 3559278


Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 11 ноября 2020 > № 3559258

Малайзия: запасы пальмового масла в октябре снизились до минимума за более чем 2 года

Согласно данным экспертов Малазийского совета пальмового масла, по итогам октября запасы пальмового масла в стране сократились на 8,6% в месяц - до минимального показателя за последние более чем 2 года и составили 1,57 млн тонн, сообщает Reuters.

Помимо этого, по оценкам МРОВ, объемы производства продукта понизились на 7,8% - до 1,72 млн тонн, минимального уровня с мая т.г., что было обусловлено неблагоприятными погодными условиями в Малайзии, в частности обильными осадками, и нехваткой рабочей силы.

Также в стране фиксировалось уменьшение внутреннего потребления пальмового масла на фоне пандемии COVID-19.

В то же время экспорт данной продукции возрос на 3,8% в месяц - до 1,67 млн тонн благодаря высокому спросу Индии.

Однако уже в текущем месяце наблюдается снижение экспортных отгрузок масла из Малайзии. По данным экспертов, в период 1-10 ноября отгрузки сократились на 17-19% против показателя в аналогичный период предыдущего месяца.

автор: АПК-Информ

Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 11 ноября 2020 > № 3559258


Малайзия. Китай. Индия > Агропром > oilworld.ru, 6 ноября 2020 > № 3557618

Малайзия может увеличить экспорт пальмового масла в 2020 году практически на 6%

Правительство Малайзии прогнозирует увеличение экспорта пальмового масла в 2020 г. на 5,6% в сравнении с показателем предыдущего года благодаря росту спроса Китая, Индии и Нидерландов.

Согласно официальному отчету министерства финансов страны, сектор пальмового масла в Малайзии пострадал еще до пандемии из-за негативного влияния на производство засушливых погодных условий и сокращения объемов использования удобрений мелкими фермерами в 2019 г. Ожидается, что в т.г. высокий внутренний спрос совместно с увеличением спроса на биодизельное топливо в Индонезии и Малайзии будут способствовать установлению стабильных цен на сырое пальмовое масло.

При этом отметим, что точных оценок министерство не озвучило.

автор: АПК-Информ

Малайзия. Китай. Индия > Агропром > oilworld.ru, 6 ноября 2020 > № 3557618


Малайзия. Индонезия. Индия > Агропром > oilworld.ru, 1 октября 2020 > № 3527206

Цены на растительные масла находятся под влиянием спроса и снижения прогнозов производства масличных культур - LMC

Укреплению цен на пальмовое масло со второй декады сентября 2020 г. способствовало восстановление спроса со стороны импортеров после ослабления карантинных мер, а также сниженные запасы данного вида масла в Малайзии в первом квартале т.г. Об этом 30 сентября в ходе своего выступления на онлайн-конференции «Масложировая промышленность – 2020» рассказал Ким Туллар, исследователь товарного рынка компании LMC.

«Помимо этого, влияние на цены оказывает спрос со стороны биотопливной промышленности, который также повышается. В частности, Индонезия продолжает развивать производство биотоплива, что будет поддерживать потребление пальмового масла на высоком уровне», - отметил он.

Эксперт также подчеркнул, что активный рост цен фиксировался и на рапсовое и подсолнечное масла, что, прежде всего, было вызвано прогнозами снижения производства масличных культур в 2020/21 МГ. Однако, между пальмовым и другими маслами фиксируется широкий спред – порядка $225 за тонну с подсолнечным и рапсовым, и порядка $150 за тонну с соевым маслом, что будет препятствовать замещению пальмового масла альтернативными продуктами на рынке Индии, которая традиционно является основным импортером», - добавил К. Туллар.

В то же время, эксперт отмечает, что цены на растительные масла постепенно снижаются и данная тенденция может сохраниться до конца т. г.

автор: АПК-Информ

Малайзия. Индонезия. Индия > Агропром > oilworld.ru, 1 октября 2020 > № 3527206


Малайзия. США. Китай. Весь мир > Химпром > oilcapital.ru, 16 сентября 2020 > № 3502636

Почти на 9% снижается спрос в мире на натуральный каучук

Мировой спрос на натуральный каучук в 2020 году составит 12,5 млн тонн — на 8,9% ниже уровня 2019 года, сообщает Ассоциация стран-производителей натурального каучука (ANRPC).

Ассоциация ожидает также частичное восстановление потребления натурального каучука в третьем квартале после общего снижения на 14% за первые семь месяцев 2020 года.

Такая тенденция будет в первую очередь поддерживаться оживлением экономики США и спросом со стороны Китая, который вырос после спада в стране пандемии Covid-19 и роста экономики во втором квартале на 3,2%.

В то же время, отмечает rupec.ru, ANRPC пересмотрела свой недавний прогноз в сторону понижения. Согласно обновленным данным, спрос на натуральные каучуки ожидается на уровне 12,5 млн тонн. В августе ассоциация прогнозировала потребление на уровне 12,75 млн тонн.

В нынешнем году ассоциация неоднократно пересматривала прогноз по потреблению натурального каучука. В январе ANRPC прогнозировала годовой прирост потребления каучука на 2,7% — до 14 млн тонн. Объемы производства должны были увеличиться на 3,8% — до 14,3 млн тонн.

В июне ассоциация сообщала, что объемы производства натурального каучука в мире могут сократиться на 300 тыс. тонн в течение года — до 13,13 млн тонн. В предыдущий раз ANRPC прогнозировала этот показатель на уровне 13,43 млн тонн.

Малайзия. США. Китай. Весь мир > Химпром > oilcapital.ru, 16 сентября 2020 > № 3502636


Малайзия. Индия. Евросоюз > Агропром > oilworld.ru, 15 сентября 2020 > № 3520805

Малайзия в первой половине сентября нарастила экспорт пальмового масла

Согласно оценкам экспертов агентства Intertek Testing Services, в период с 1 по 15 сентября Малайзия экспортировала порядка 779,2 тыс. тонн пальмового масла и продуктов его переработки, что на 12,2% превышает показатель аналогичного периода предыдущего месяца (694,4 тыс. тонн), сообщает Reuters.

Как уточняется, в первой половине сентября отгрузки из страны сырого пальмового масла возросли до 264,9 тыс. тонн против 185,2 тыс. тонн 1-15 августа, рафинированного масла – с 31,2 до 48,7 тыс. тонн, стеарина – до 59,4 (52,4) тыс. тонн.

В то же время в отчетный период сократились отгрузки пальмового олеина – до 186,3 (218,9) тыс. тонн и пальмоядрового масла – до 11,6 (36,6) тыс. тонн.

Основными покупателями указанной продукции в первой половине являлись Индия - 215,9 тыс. тонн (рост в 2 раза за месяц), ЕС – 166,2 тыс. тонн (+13%), и Китай – 130,3 тыс. тонн (-28%).

автор: АПК-Информ

Малайзия. Индия. Евросоюз > Агропром > oilworld.ru, 15 сентября 2020 > № 3520805


Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 11 сентября 2020 > № 3508836

Запасы пальмового масла в Малайзии в августе сохранились на уровне предыдущего месяца

Согласно отчету аналитиков Малазийского совета пальмового масла (МРОВ) прирост запасов продукта в стране по итогам августа был меньшим, чем по оценкам Reuters и составил лишь 0,06% в месяц. Так, эксперты МРОВ оценили данный показатель на уровне 1,699 млн тонн в сравнении с 1,698 млн тонн по итогам июля, сообщает Market Screener.

Объемы выработки пальмового масла в Малайзии в августе по данным аналитиков совета повысились на 3,07% в сравнении с результатом предыдущего месяца - до 1,86 млн тонн, максимального показателя за последние 2 месяца.

В то же время, экспорт продукта из страны по итогам прошлого месяца снизился на 11,3%, до 1,58 млн тонн – минимального показателя с мая т. г., на фоне того, что Индия и ЕС сократили закупку продукта на 27% и 7% соответственно.

автор: АПК-Информ

Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 11 сентября 2020 > № 3508836


Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 7 сентября 2020 > № 3491595

В августе запасы пальмового масла в Малайзии выросли впервые за 4 месяца

По результатам исследования Reuters, запасы пальмового масла в Малайзии по итогам августа впервые за последние 4 месяца повысились – на 5,4% по сравнению с показателем июля, до 1,79 млн тонн.

При этом производство пальмового масла в стране в августе также несколько увеличилось – до 1,84 млн тонн (+2%). Прогнозируется, что из-за засушливых погодных условий годовой объем производства продукта в стране не превысит 20 млн тонн.

Экспорт малазийского пальмового масла по итогам августа оценивается в 1,53 млн тонн, что на 14% уступает показателю в предыдущем месяце и является минимальным с мая т.г. При этом отгрузки пальмового масла в Индию в прошлом месяце сократились на 27%.

автор: АПК-Информ

Малайзия > Агропром > oilworld.ru, 7 сентября 2020 > № 3491595


Малайзия. Китай. Индия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 3 сентября 2020 > № 3507210

Крупнейший в мире производитель пальмового масла ожидает падение цен на пальмовое масло

Малазийская компания FGV Holdings Bhd (FGV) заявила в понедельник, что ожидает падения цен на пальмовое масло во второй половине года и падении спроса в четвертом квартале.

По ее оценкам, цены на сырое пальмовое масло составляют от 2400 до 2600 ринггит (574,85-622,75 долларов) за тонну.

Эталонное сырое пальмовое масло в Малайзии выросло примерно на 16% с июня, чему способствовало восстановление спроса на фоне ослабления карантина во многих странах.

«Пополнение запасов в Китае и Индии было основным толчком к хорошим ценам на сырое пальмовое масло, но мы ожидаем, что спрос в четвертом квартале немного снизится», – заявил на пресс-конференции Харис Фадзила Хасан, исполнительный директор группы компаний FGV.

По его словам, текущие цены не могут поддерживаться до конца года.

«На общую производительность повлияла пандемия коронавируса, которая продолжает распространяться по всему миру», – сказал Харис Фадзила.

«Мы помним, что зарождающиеся признаки восстановления могут оказаться неустойчивыми из-за нестабильности на мировых рынках и в экономике», – добавил он.

(1 доллар = 4,1750 ринггита)

Автор: ИД Сфера

Малайзия. Китай. Индия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 3 сентября 2020 > № 3507210


Малайзия. Индонезия. Евросоюз. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 2 сентября 2020 > № 3486624

Малайзия и Индонезия в июне-июле увеличили экспорт пальмового масла

В июне-июле т.г. суммарный экспорт пальмового масла из Малайзии и Индонезии превысил ожидаемый изначально уровень и оценивался экспертами Oil World в 8,2 млн тонн, что на 0,6 млн тонн выше показателя в аналогичный период прошлого года (7,6 млн тонн).

Как уточняется, увеличение отгрузок продукта было обусловлено за счет роста экспорта из Малайзии – до 3,49 млн тонн по сравнению с 2,88 млн тонн в июне-июле прошлого года. Как уточняется, закупки малазийского пальмового масла увеличили страны Африки – до 562 (301) тыс. тонн, а также Азии – до 2,45 (2,08) млн тонн, в частности Китай – до 640 (200) тыс. тонн, Пакистан – до 247 (158) тыс. тонн, Турция – до 155 (133) тыс. тонн и Южная Корея – до 85 (56) тыс. тонн.

Экспорт пальмового масла из Индонезии в указанный период в целом соответствовал прошлогоднему уровню и оценивался аналитиками в 4,7 млн тонн. При этом Индонезия увеличила отгрузку продукта в страны Африки – до 654 (582) тыс. тонн, а также в США – до 149 (126) тыс. тонн, Индию – до 1,06 (0,68) млн тонн, Пакистан – до 425 (344) тыс. тонн.

В то же время в июне-июле т.г. импорт пальмового масла из Малайзии и Индонезии снизили страны ЕС – до 892 тыс. тонн против 1,06 млн тонн в аналогичный период прошлого года.

OilWorld.RU

Малайзия. Индонезия. Евросоюз. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 2 сентября 2020 > № 3486624


Малайзия > Миграция, виза, туризм > indostan.ru, 29 августа 2020 > № 3497543

Малайзия не откроет границы до 31 декабря 2020 года

Правительство Малайзии приняло решение не открывать границы для иностранных туристов до 31 декабря 2020 года. Этот запрет не касается малайзийских граждан, возвращающихся в страну, а также тех, кто имеет вид на жительство, разрешение на работу или специальное разрешение на посещение страны.

В самой стране карантинные меры ослаблены, открыто почти все, кроме баров и ночных клубов. Всего в стране было зафиксировано 9300 случаев заболевания коронавирусом, умерло 125 человек, за последние сутки зарегистрировано 10 новых случаев заболевания.

Малайзия > Миграция, виза, туризм > indostan.ru, 29 августа 2020 > № 3497543


Малайзия. Евросоюз. Азия > Агропром > oilworld.ru, 20 августа 2020 > № 3480273

Малайзия сократила экспорт пальмового масла в августе на 20%

Согласно оценкам экспертов Intertek Testing Services, в период 1-20 августа Малайзия сократила экспорт пальмового масла до 946,3 тыс. тонн, что на 18,2% уступает показателю в аналогичный период предыдущего месяца (1,15 млн тонн), сообщает Reuters.

Как уточняется, отгрузка сырого пальмового масла в текущем месяце сократилась на 16,5% - до 279,1 тыс. тонн против 334,3 тыс. тонн в июле, рафинированного масла – на 49%, до 42,4 (83,7) тыс. тонн, олеина – на 10%, до 295,8 (328,6) тыс. тонн, стеарина – на 10%, до 68,1 (75,9) тыс. тонн.

Что касается географии отгрузок, то в августе Малайзия снизила экспорт продукта в ЕС - с 226,8 тыс. тонн в июле до 185,2 тыс. тонн, а также в Китай – до 235,1 (273,1) тыс. тонн и Индию – до 174,4 (281,7) тыс. тонн.

автор: АПК-Информ

Малайзия. Евросоюз. Азия > Агропром > oilworld.ru, 20 августа 2020 > № 3480273


Далее...